03.10.2009 | 22:50

Что скрыто за фасадами исторических зданий: специальный материал

На этой неделе в Московском арбитражном суде была поставлена точка в деле о доме Орлова-Денисова, расположенного на Большой Лубянке. 30 сентября вынесено постановление - удовлетворить иск Росохранкультуры и изъять здание у прежних владельцев. Это в XXI веке дом стал объектом судебного разбирательства. Прежде он фигурировал в романе Толстого "Война и мир" - именно туда доставили приказ Кутузова о сдаче Москвы французам. Исторические реалии таковы – в этом доме жили князь Дмитрий Пожарский и губернатор Федор Растопчин. Таких памятников в Москве – единицы. Но по вине нерадивого собственника он гибнет! Охранное обязательство не стало для памятника охранной грамотой, и это в столице уже не единичный случай! Что сегодня скрыто за фасадами исторических зданий – культурное наследие, зияющая пустота или новодел? Специальный материал "Новостей культуры".

Пустые глазницы, ни перекрытий, ни крыши - так выглядит "ценный градоформирующий объект". Дом Эрнста и Людвига Нирнзее, авторов первых московских небоскребов.

За последние два месяца от дома Нирнзее остались две стены. За ними вырастет семиэтажный дом с подземной автостоянкой. По крайней мере, так обещает баннер.

Константин Михайлов, краевед, координатор движения "Архнадзор": "Это называется "фасадизм", когда сохраняется только фасад…начинка меняется".

"Фасадизм" против истории Москвы. Сейчас линия фронта проходит по району Красная Пресня. Юлия Калацкая 30 лет прожила у дома Нирнзее, теперь живет на краю котлована и собирает соседей на митинги.

Юлия Калацкая, член инициативной группы защитников дома по ул. Климашкина 7/11: "Людей волнует, что это не только здесь происходит…не будет Пресни, будет Пресня-Сити".

Защита от сноса и агрессивной реконструкции - статус памятника. Пресненские здания начала века его, увы, не получили, но вот у этого дома - он есть. Палаты князя Пожарского, или, как их еще называют по имени более позднего владельца, - "Дом Орлова-Денисова", - памятник федерального значения.

К счастью, памятник охраняет закон о культурном наследии. На этой неделе Арбитражный суд Москвы принял решение изъять дом Орлова-Денисова у недобросовестного собственника. Охранные обязательства не выполнял, реставрационные работы не вел. 40 процентов фасада утрачены. Сохранением оставшихся 60-ти теперь займется либо другой собственник, либо государство. Будет это дорого и хлопотно. Косметический ремонт не пройдет.

Галина Медведева, главный архитектор проектов института "Спецпроектреставрация": "Обычный ремонт не задумывается о технологии, материалы подбираются по принципу дешевизны. А ведь новые материалы зачастую покрывают здание непроницаемой пленкой, нарушается дыхание стен, страдает скульптурный декор".

Галина Медведева знает - сохранить и продлить жизнь памятника может только "научная реставрация". Изучение истории строительства, технологий и материалов - эти принципы легли в основу реставрации фасадов Политехнического музея. Еще в прошлом году тяжелый лепной декор мог обрушиться на пешеходов. Сегодня и риск снят, и открытия сделаны. А карниз оказался не лепным и не гипсовым. Он из сплава цинка, олова и висмута - так называемый металлический шпятр. Восстановлен по исторической технологии и сохранен для потомков. Реставрация всех четырех фасадов Политехнического музея будет завершена уже в этом месяце, впереди – реставрация и реконструкция всего здания. Есть надежда, что и ее проведут научно. Но есть в Москве и случаи, когда приличный вроде бы фасад скрывает отсутствие самого памятника, превращается в посмертную маску.

Усадьба Римского-Корсакова на Тверском бульваре охранный статус получила еще в 60-е, что не помешало снести ее в начале 2000-х. Для начала государство передало памятник некой фирме.

Константин Михайлов, краевед, координатор движения "Архнадзор": "Для чего бы вы думали? Для создания культурного центра русской старины. Создавать начали экскаваторами".

За ампирным фасадом усадьбы Римского-Корсакова скрывались каменные палаты XVIII века - всего шесть строений. Больше их нет. Вместо русской старины – дорогой ресторан. Фасадизация в Москве в общем зачете пока одерживает победу над научной реставрацией.