06.10.2009 | 12:58

Алефтина Евдокимова: "Я хочу роль и хорошего режиссера"

Иногда актерам очень долго приходится искать свой театр или своего режиссера. Алефтине Евдокимовой повезло. Сразу после окончания института она нашла свою главную сцену – Малый театр. Актриса преданно служит ему уже 46 лет, но время от времени снимается в кино. Сегодня народная артистка России Алефтина Николаевна Евдокимова принимает поздравления с юбилеем. Рассказывают "Новости культуры".

"Сколько ролей я сыграла? Я даже не знаю. Наверное, 58, 59..." – говорит она. На сцене Алефтина Евдокимова была и озорной девчонкой, и роковой красавицей, и даже императрицей. А сейчас ей хочется чего-то нового.

"Серьезного, глубокого, большого. И в кино хочется, чтобы меня использовали не как высшую знать, баронессу, а я хочу бабу сыграть деревенскую. Я могу", – заверяет она.

Конечно, может. Алефтина Николаевна ведь выросла на Кубани. В Москву она приехала с единственной целью – стать артисткой. "Мне говорили: "Девочка, ты, наверное, откуда-нибудь с юга". Я говорила: "А вы как догадались?"" – вспоминает Алефтина Николаевна.

Несмотря на говор, отсутствие медицинской справки и двойку по истории, она все равно поступила во ВГИК, на курс Михаила Ромма, и почти сразу получила первое приглашение в кино – на роль в картине "Человек-амфибия".

"Приехала вся группа и уговаривали Михаила Ильича Ромма, чтобы меня отпустили. Я стояла на коленях, цепляла его за брюки, плакала, чтобы он отпустил. Он сказал: "Хорошо, идите. Только вы у меня больше не будете на курсе"", – рассказывает Евдокимова.

Она осталась. А на экране появилась уже дипломированной актрисой и в первой же роли стала олимпийской чемпионкой в картине "Серебряный тренер".

"У меня был дублер, но я делала очень много сама. Даже следы имею по сей день на ногах", – замечает она.

А еще осталась обида за то, что потом ее звали, в основном, в эпизоды. И Шахназаров, и Соловьев, и другие. Зато были главные роли в Малом театре. На прослушивание в Дом Островского Алефтина Евдокимова пришла сразу после ВГИКа.

"Ирина Ликсо, наша актриса, мне рассказывала, что они сидели: "Ну что, она же сниматься будет хотеть. Нам не надо" – "А мы ей запретим" – Ну, надо поговорить". Потом Бабочкин: "Красивая баба. Надо брать. У нас таких нет"", – продолжает актриса.

Был период, когда в театре она играла по девятнадцать названий за сезон. Кто-то даже в шутку говорил: "Надо поставить Евдокимовой раскладушку в гримерке. Она все равно живет в театре". Сейчас она живет дома, но продолжает жить театром. Играет в четырех спектаклях и ни о чем не жалеет. Говорит, если бы была возможность начать жизнь заново, она оставила бы все без изменений. Со всеми горестями, болями. Когда-то Виктор Хохряков написал: "Будут розы, будут и слезы".

Розы – от поклонников. Слезы – в день рождения, но только от счастья. Кстати, лучший подарок к юбилею для Алефтины Николаевны – получить роль. "Я хочу роль и хорошего режиссера", – говорит она. Все остальное у нее есть. Дочь, внуки, друзья и любимый театр.