09.10.2009 | 12:34

Последователи русского авангарда – современная версия

Третья Московская биеннале современного искусства представляет очередной специальный проект. Место проведения выставки – "Проект Фабрика" – точно соответствует ее названию – "Рабочее движение". Слово "рабочее" следует воспринимать в двух значениях: как пролетарское и как работающее, безотказно функционирующее. Оба значения соответствуют основной идее проекта – проверить на жизнеспособность принципы и постулаты авангарда. Об экспозиции рассказывают "Новости культуры".

Вот, все говорят: русский авангард, русский авангард. А где последователи? Кураторы Сергей Хачатуров и Арсений Жиляев предлагают свою версию.

"Говорят, он выродился в дизайн, и уже ничего не осталось, что авангард теперь только как брэнд. А мы хотели показать, что пластические и жизнестроительные идеи русского авангарда актуальны и сегодня", – говорит Сергей Хачатуров.

Самый масштабный авангардист проекта "Рабочее движение" – Николай Полисский. Он дал работу крестьянам деревни Звизжи – это настоящее авангардное жизнетворчество. Из подручных средств построен Адронный колайдер – это уже авангардное формотворчество.

"Мысль должна быть как-то запечатлена. Теми силами, которые у нас есть – а у нас в деревне лес только, трава, ветки, – и мы этими возможностями создали памятник", – поясняет художник.

Памятник по своему смыслу – утопический, по пластике – монументальный. Это уже второй коллайдер Полисского, первый находится в Люксембурге, недалеко от своего реального прототипа.

Как известно, можно бесконечно смотреть на то, как работают другие. Именно поэтому Егор Кошелев так обрадовался предложению написать монументальную композицию с рабочими. Уверяет, это именно то, чему его учили в Строгановки.

"Здесь язык советской монументального, советского искусства, обогащенный маньеризмом и поздним Возрождением, состыкован с граффити", – показывает Егор Кошелев.

Авангардисты двадцатых годов много думали о работе, рабочих и участвовали в строительстве социальной утопии. Андрей Филиппов не участвует, он просто размышляет.

"Мир несовершенен. Пока все эти смыслы проходят через все слои, он искажается. Для этого нужно придумать определенный прибор, который восстанавливает картину мира", – говорит он.

Свой прибор художник Филиппов соорудил по рецептам XVI века. Называется "Анамарфоза". Зеркальный цилиндр во лбу Аятоллы Хомейни проявит его скрытую сущность и компенсирует искажение, которое реальность накладывает на божественное. Это ли не утопическое представление об искусстве?

Музыка рабочих – таким мог бы быть "индастриал" в двадцатые годы, считают Петр Айду и художник Герман Виноградов, Марк Пекарский и музыканты его оркестра. Этот оригинальный состав исполнил на открытии выставки "Рабочее движение" марш "Металлист". В авангардные двадцатые годы композитор Григорий Лобачев написал его для шумового оркестра металлургов. Теперь традиция подхвачена.

Все материалы о биеннале>>>