12.10.2009 | 13:17

115 лет со дня рождения Бориса Пильняка

Исполнилось 115 лет со дня рождения Бориса Пильняка. "И есть же счастливые люди, могут честно думать, жить и не бояться правды", – сегодня эта фраза из последнего романа писателя "Соляной амбар" воспринимается как завещание. Свидетель грандиозного исторического эксперимента и первый экспериментатор в отечественной литературе. Парадоксальная проза Пильняка во многом предвосхитила позднейшие литературные открытия ХХ века. А борьба за право писателя на самостоятельную гражданскую и творческую позицию предопределила его трагическую судьбу. О возвращении наследия Бориса Пильняка рассказывают "Новости культуры".

Потомки Бориса Пильняка – у него трое детей и много внуков – заботятся о том, чтобы литературное наследие отца и деда не было забыто. Кира Андроникашвили – внучка писателя. Уже более десяти лет она занимается архивами деда. Это нелегко, потому что имя Пильняка было изъято из истории литературы с 1938 года, когда писателя расстреляли, по 1988 год, когда его книги снова стали издавать. Впрочем, конечно же, не ореол отверженного был основным достоинством писателя.

"Он многогранный, очень творческий – это признавали абсолютно все критики. Другое дело, что он не вписывался в общие рамки и не мог вписаться", – говорит Кира Андроникашвили-Пильняк.

На литературном поприще Борис Пильняк дебютировал в 1915 году. Его рассказ "Земское дело" обратил на себя внимание писателей его поколения и критиков. В начале – бытописание уездного города, следование традициям Чехова, Сологуба, Бунина. В конце пути – литература нового века, фрагментарное повествование с включением в ткань романа газетных статей, документов, цитат. В итоге – еще не открытый до конца Борис Пильняк.

"Без Пильняка нет истории русской литературы 1920-х – 1930-х годов. Он интересная фигура, масштабная, роскошная фигура. Такое даже существовало выражение – "напильнячил" – то есть он был везде", – говорит заведующая отделом новейшей русской литературы ИМЛИ имени Горького Наталья Корниенко.

Этот неологизм "напильнячить" в 1920-е годы обычно употреблялся с негативным оттенком, но свидетельствовал о влиянии Бориса Пильняка на современную ему литературную жизнь. Писателю не повезло. Его одновременно считали и революционером, и внутренним эмигрантом, и просто врагом. Несчастливое сочетание для судьбы человека того времени.

Для большинства современных читателей имя и книги Бориса Пильняка – "терра инкогнита". Впрочем, открытия не за горами. В следующем году ожидается выход двухтомника его писем. Большая часть из них никогда не издавалась. Кроме того, исследователи творчества писателя – отечественные и зарубежные – намерены устроить в Москве международную конференцию. Может быть, и придумают сообща, как открыть Бориса Пильняка широкому читателю заново.

Читайте также:
Борис Пильняк: "Есть же счастливые люди, могут честно думать, жить и не бояться правды"