12.10.2009 | 17:00

Российские кинематографисты шокированы ранней смертью Михаила Калатозишвили

Российских режиссеров повергла в шок ранняя смерть Михаила Калатозишвили. Он умер сегодня на 51-м году жизни от инфаркта.

"Миша умер? Какой кошмар, – только и смог произнести режиссер Сергей Соловьев. – Конечно, это ужасная трагедия. Ушел замечательный режиссер, сильный, сформировавшийся, с которым были связаны огромные надежды". По словам Соловьева, Калатозишвили формировал молодой российский кинематограф.

Соловьев отметил, что это был очень надежный и трогательный человек, который с ответственностью и нежностью относился к памяти своего великого деда Михаила Калатозова. "Один из фестивалей "Дух огня" в Ханты-Мансийске был посвящен памяти Калатозова, и Миша к нам приезжал тогда, – напомнил Соловьев. – И тогда я подумал, какое это счастье, что у столь великого деда есть такой талантливый внук".

Свои соболезнования выразил и президент Национальной академии кинематографических искусств и наук России Владимир Наумов. "В 2008 году мы вручили Калатозишвили премию "Золотой орел" за его великолепную картину "Дикое поле", – заметил он. – И это, действительно, было лучшее, что появлялось в нашем кинематографе за последние годы". Режиссер сказал, что потрясен смертью Михаила Калатозишвили.

"Очень жаль, что так рано умер Калатозишвили, – сказал режиссер Владимир Меньшов. – Конечно я, как и все, посмотрел его фильм "Дикое поле" и считаю, что это по-настоящему талантливое кино". По словам режиссера, он, к сожалению, не был лично знаком с Калатозишвили, но считает, что подобные ленты мог снимать только действительно хороший человек.

Михаил Калатозишвили ушел из жизни на самом взлете своей творческой карьеры, считает президент Гильдии киноведов и кинокритиков Союза кинематографистов Российской Федерации Виктор Матизен.

"Скажу, что это величайшее несчастье, когда человек уходит на взлете, когда он абсолютно полон сил, абсолютно свободен, раскован. И его последний фильм "Дикое поле" это показал совершенно наглядно", – сказал Матизен.

По мнению президента Гильдии, которая вручила в 2008 году фильму "Дикое поле" свой главный приз "Белый слон", это одна из тех картин, которые открывают человеку дыхание.

"Посмотреть этот фильм – как будто глотнуть свежего воздуха и понять, что не все так ужасно, как может показаться, что можно жить в абсолютно пустом пространстве, практически ни с кем не встречаясь, просто выполняя свою миссию и быть при этом счастливым и свободным человеком", – сказал он.

При этом Матизен отметил, что оценил Калатозишвили не только после этого фильма, "но и по тому, как он вел себя на протяжении всего этого достаточно сложного для кинематографа и Союза кинематографистов года, насколько безупречны были его мысли и его поступки, его отношение к каким-то событиям, которые происходили".

"Помимо этого, я навсегда запомню грузина, который прекрасно умеет вести стол, который может быть тамадой, который прекрасно говорит, который очень дружелюбно и заботливо относится к людям", – добавил он.

Матизен признался, что он и его коллеги очень ждали от режиссера новых картин. Кроме того, по его словам, Калатозишвили собирался проводить международный фестиваль в Тарусе в следующем году. "Но, человек предполагает, а неизвестно кто бросает кости и получается так, как оно получается. Для меня это просто удар", – заключил он.

Режиссер Алексей Герман-младший считает чудовищной потерей уход из жизни своего друга Михаила Калатозишвили. По словам Германа, новость о кончине его друга стала для него большой трагической неожиданностью. Многие друзья Калатозишвили также отметили, что еще в субботу он был бодр и весел и встречался с коллегами в московском кафе.

"Конечно, неожиданно, потому что Миша всегда был крепкий внешне, полный сил. Единственное, что я знаю, как тяжело ему давалась последняя картина "Дикое поле". Я его встретил в небольшом кафе рядом с "Ленфильмом" года два назад, и я еще подумал, насколько он устал, насколько, видимо, он всю душу, все силы отдал этому кино", – поделился Герман.

"Кинематографический мир противоречивый – много дурного в нем намешано и мало достойных людей. А Миша всегда отличался тем, что он был светлый, что у него была стопроцентная репутация, что помимо ума, таланта, того, что он был замечательный рассказчик, прекрасный человек, он обладал очень важным, и, как мне кажется, редким качеством, а именно – стопроцентной порядочностью во всех делах", – сказал Герман.

"Конечно, это большая, чудовищная потеря, потому что возникает какое-то ощущение сужающегося круга людей, в которых ты уверен и которые настоящие. Кажется, что в мире становится все больше пластиковости", – добавил режиссер.

Читайте также:
Умер режиссер Михаил Калатозишвили