13.10.2009 | 19:38

"Урна Судьбы" вернется в Павловск

Одна из достопримечательностей Павловского парка – садовая ваза из серо-зеленой алтайской яшмы под названием "Урна Судьбы" – готова вернуться на прежнее место и украсить постамент, который пустовал девяносто лет. В Гражданскую войну вазу разбили, а рощу, которая ее окружала, вырубили на дрова. Об истории "Урны судьбы" рассказывает выставка "Завещание императрице", посвященная супруге императора Павла Первого – Марии Федоровне. К реставрации вазы приложили руку даже алтайские камнерезы. Рассказывают "Новости культуры".

Неброский зеленоватый камень – алтайская яшма – дороже бриллианта. Запасы устьянской яшмы в недрах Алтая выработаны полностью. Украшение парка обошлось Павлу Первому в две с половиной тысячи рублей золотом – цена небольшого особняка. Мастера не сумели вырезать полутонную вазу целым куском, и в столицу отправили семь деталей с загадочными названиями: плинт, навершие, тулово, жемчужница. Чертежи потерялись по дороге, и в Павловске "Урну Судьбы" собрали неправильно. Это поняли, лишь когда ваза уже была разбита.

"Очень сильно пострадал плинт вазы. От плинта остался только небольшой кусочек. На нем мы можем прочитать эту надпись – "Колыванский завод, 1778 год"", – говорит главный хранитель садово-парковой скульптуры Наталья Яцук.

Алтай, Колыванский завод – там появилась "Урна Судьбы", там же заново вырезали четыре утраченные части. Камень взяли из Ревневского месторождения. Рисунок не тот, что у старинной яшмы, но оттенок похож. Вазы там уже давно не мастерят, но петербургский заказ никого не смутил. На фабрике есть станки, которых не было у камнерезов прошлого.

"Включали обороты, поливали водичкой, сверлили алмазным сверлом. Ничего такого сложного нет тут!", – замечает работник завода Виталий Нелюбов.

Петербургские мастера сделали более тонкую работу. Вазу лечили, как человека. Разглаживали морщины, делали уколы, заново шлифовали и при помощи шприца со сверхтонкой иглой ввели клеевой раствор в мелкие трещины. Памятнику навредили не только вандалы, но и полтора века на открытом воздухе. Это гранит или мрамор – неприхотливые материалы, а яшма – камень нежный.

"В самой яшме образуются трещины, и от воздействия погодных условий. Растрескивается порода целиком", – поясняет руководитель реставрационной мастерской Вячеслав Мозговой.

"Урна Судьбы" готова и покрыта незаметным защитным слоем. Впереди еще год взаперти, пока на Алтае вырежут постамент, а Семейную рощу приведут в порядок. Камень любит свет и скучает по нему – лишь на солнце по-настоящему заиграет змеиный узор устьянской яшмы.