17.10.2009 | 22:21

120 лет со дня рождения Алисы Коонен

Алиса Коонен – ученица Станиславского, соавтор и жена режиссера Таирова. Она сыграла свою роль в создании театра чистых жанров, который назывался Камерным. Профиль актрисы украшал его эмблему, а фамилия – афиши и программки. Все тридцать пять лет, пока театр существовал, Коонен оставалась его символом, а в спектаклях Таирова всегда была на главных ролях. Их совместное творчество – уникальное явление в истории русского театра. Сегодня исполнилось 120 лет со дня рождения Алисы Коонен. Рассказывают "Новости культуры".

Я в дольний мир вошла, как в ложу,
Театр взволнованный погас,
И я одна лишь мрак тревожу
Живым огнем крылатых глаз...


Михаил Левитин слышал, как Алиса Коонен читала Блока. "Ничего мощнее я не слышал. Ничего интереснее я не слышал", – признается режиссер. Восьмиклассником он купил в одесском букинисте книгу о Камерном театре и написал Коонен письмо. Она ответила. Когда Михаил приехал поступать в ГИТИС, зашел в гости в Коонен, в квартиру над сценой, на которой 35 лет она играла великих героинь высоких трагедий. К моменту встречи Левитина и Коонен ни Таирова, ни Камерного уже не было. Театр носил имя Пушкина, и актриса в него не спускалась.

"В театр она так и не зашла. Работала Раневская, она все обещала к ней зайти, но так и не смогла", – рассказывает народная артистка России Тамара Лякина.

В Театре Пушкина до сих пор живет легенда о том, что Алиса Коонен этот театр прокляла. В фойе и сейчас можно увидеть фотографии, афиши, которые рассказывают историю Камерного театра.

Алиса Коонен была одной из любимых учениц Станиславского. Маша в "Живом трупе", Анитра в "Пер Гюнте", Мириам в "Miserere" Юшкевича, Митиль в "Синей птице" – эти роли она сыграла на сцене МХАТа. Но в 1913 году Коонен вдруг ушла в Свободный театр Маржанова и встретила там своего режиссера – Таирова. Вместе они создали прямую противоположность МХАТа – Камерный театр. Первым спектаклем стал "Сакунтала" по древнеиндийской трагедии Калидаса. Условность – таировская стихия. Упоение театральностью – в этом его стиль.

"Можно сказать, это чужеземный театр, созданный волей двух людей", – замечает Михаил Левитин.

35 лет творчества – это театральные открытия, успех, всенародная любовь, размышления о театре, а еще мировые гастроли, во время которых Юджин О'Нил восхищался тем, как Таиров поставил "Любовь под вязами", а Коонен сравнивали с Рашель и Сарой Бернар.

"Мне властвовать народом, когда мой разум не властен надо мной?" – говорила Алиса Коонен.

Когда в 1949 году Камерный театр закрыли как чуждый народу, Таиров сказал ей: "Алиса, живи так, будто у тебя вечером спектакль". Так она и жила еще 24 года после его смерти. Сохраняя память о традиции, послужившей альтернативой победившему реализму, и редкостное чувство собственного достоинства. Легенда, дива, великая трагическая актриса и, несмотря на трагическую эпоху, очень счастливый человек.