22.10.2009 | 12:50

Георгий Юнгвальд-Хилькевич: "Я патологически не могу подчиняться"

Поздравления с 75-летием принимает сегодня кинорежиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич – создатель фильмов "Д'Артаньян и три мушкетера", "Узник замка Иф", "Ах, водевиль, водевиль". Каждый из них становился настоящим кинохитом, но одновременно подвергался жесточайшей критике. Режиссера обвиняли в легковесности, пренебрежительном отношении к классике и прочих грехах. Точку в этих бесконечных нападках поставило время. Фильмы Юнгвальд-Хилькевича пересматривает уже не первое поколение зрителей, а сам режиссер полностью посвятил себя другой профессии – театрального художника. Рассказывают "Новости культуры".

Его дед был царским генералом. В Гражданскую войну он перешел на сторону красных. А бабушку-полячку из рода короля Сигизмунда из-за неравного брака лишили наследства. С такими корнями из Юнгвальд-Хилькевича просто не могло получиться благонадежного гражданина.

"Я просто органически, патологически не могу подчиняться", – признается он.

На ковер к высшему руководству советского кино он являлся во фраке и жабо и, как настоящий мушкетер, никогда не сдавался без боя. Тем не менее, сцен, вырезанных из его фильмов, хватило бы на целый сериал.

"Я пролежал три года в гипсе, пережил четыре клинических смерти, и я для себя снимал. Я вообще для себя все снимаю, чтобы уйти от мыслей, от всего кошмара, в котором человек живет", – признается режиссер.

В "Опасных гастролях" он смешал святое дело революции с канканом и эстрадными куплетами. Такое видение Великого Октября, конечно, возмутило Госкино. Зато обычным гражданам оно пришлось по вкусу. В первый же год фильм посмотрели 87 миллионов зрителей.

Когда в 1978 году Юнгвальд-Хилькевич приступил к съемкам мушкетерской эпопеи, он был в опале. Имя режиссера запретили употреблять даже в разгромных статьях, а критики то и дело требовали убрать с Одесской киностудии "человека с двойной фамилией".

Когда вся страна зимой 1978 года запела "Пора-пора-порадуемся", в Госкино негодовали. Песни из кинофильма признали слишком легкомысленными, а трактовку исторических персонажей – идеологически неверной.

Апогеем неполиткоректности Юнгвальд-Хилькевича стал фильм "Искусство жить в Одессе" по рассказам Бабеля.

"Меня за настырное желание работать с расстрелянным врагом народа, как выяснилось, я этого не знал, возненавидели они по-черному", – вспоминает режиссер.

Сегодня он полностью посвятил себя своей первой профессии – театральный художник. На его счету уже двести постановок. Для юбилейного спектакля Театра Сатиры Георгий Эмильевич нарисовал три десятка эскизов.

"Не надо оправдываться. Ну, ошиблись. Я тоже ошибаюсь", – замечает он. Даже в пошивочном цехе мастер не упускает случая похулиганить. То спародирует в эскизах актеров труппы, то оденет приму как девочку-подростка, то юной актрисе укоротит наряд или уговорит завцехом сменить скучный серый на черный с отливом. Юнгвальд-Хилькевич неисправим. Возможно, эта неспособность играть по правилам и есть его секрет успеха.

Сегодня в 13:50 смотрите на нашем телеканале фильм Георгия Юнгвальд-Хилькевича "Ах, водевиль, водевиль...", а в 18:00 юбиляр будет гостем программы "В главной роли".

Читайте также:
Президент поздравил Георгия Юнгвальд-Хилькевича