23.10.2009 | 13:14

Наталья Кравченко: "Я судьбу не обижу"

Недавно в Третьяковской галерее прошла выставка художника Алексея Кравченко. Открытие этой экспозиции стало возможным благодаря стараниям дочери мастера – Натальи Алексеевны Кравченко. Талантливый живописец и график, она признается, что ее всегда больше интересовало творческое наследие отца. Наталья вовсе не считает, что судьба была к ней несправедлива. Ее удивительная жизнь могла бы стать основой для захватывающего романа, среди героев которого – многие известные личности ХХ века. Рассказывают "Новости культуры".

1930-й год, в Москву приехал лучший друг советского народа Рабиндранат Тагор. Цветы от имени детей художников ему вручала Наташа Кравченко. Впоследствии цветы будут кидать к ногам этой девушки. Ее красота вдохновляла Сергея Герасимова, Артура Фонвизина и еще с десяток художников.

"Позировала я только Сергею Васильевичу... Нет, Фонвизину тоже позировала несколько раз, приезжала несколько раз. Про остальные портреты я даже не знала, что они есть", – рассказывает Наталья Кравченко.

Французский язык, домашние воспитание, уроки танцев у самой Айседоры Дункан – все это было в ее жизни. Но был и 1938 год. Ей исполнилось всего 22, когда на Бутовском полигоне расстреляли ее жениха – художника Владимира Тимирева, который приходился пасынком адмиралу Колчаку.

"Мать не знала, что он расстрелян, а я узнала, что он имеет отношение к Колчаку только из писем в газете", – продолжает Наталья.

Отец – знаменитый художник, мать – искусствовед. Других вариантов не было. Наталья Кравченко родилась с кисточкой в руках. На книгах, которые она иллюстрировала, выросло не одно поколение советских детей. Воспитателем самой Натальи Кравченко был Николай Иванович Тютчев – внук поэта Федора Тютчева.

"Очень умно поступил Ленин. Он назначил его директором в Муранове. Я попала в эпоху, когда формировались музеи и давали разрешение жить в этих музеях творческим людям", – вспоминает она.

Потомок Тютчева пугал детишек страшными историями.

"Как, например, в одной гостинице проснулся от какого-то странного, еле заметного шума и вдруг увидел, что рядом стоящий стул с его одеждой судорожно стал двигаться в направлении двери", – рассказывает художница.

Если бы Николай Тютчев дожил до сегодняшних дней, он сам бы вздрогнул от рассказов своей воспитанницы. В 1947 году Наталья Кравченко, единственная из советских художников, отважилась на рискованную экспедицию к месту падения Сихоте-Алиньского метеорита.

Было ли ей страшно ночевать в непроходимой Уссурийской тайге после бомбежек 1941 года? Вопрос риторический.

"Пережила страшные дни, когда наступила вдруг тишина. Я не знала, что делать, куда бежать, от кого бежать, в какую сторону", – говорит она.

Во время войны Наталья Кравченко под обстрелом вывозила из Москвы на Николину гору картины своего отца. Все работы сохранились только благодаря ее стараниям.

"Положили в мамин деревянный сундук и закопали на откосе", – замечает художница.

У самой Натальи Кравченко не было ни одной персональной выставки. Творческое наследие отца всегда интересовало ее больше. А сегодня уже и выставлять нечего. Все ее картины сгорели во время пожара вместе с домом.

"Не сгорев в пожаре войны, эта прекрасная дача умудрилась погибнуть в 1991 году", – с грустью вспоминает она.

За 93 года Наталья Кравченко научилась не огорчаться таким пустякам, как сгоревшие картины. Сегодня она ни о чем не жалеет.

"Жизнь моя сложилась, безусловно, удачно. У меня даже есть стихи, где я судьбу не обижу", – заверяет она.