27.10.2009 | 13:05

Набор слов. 27 октября 2009 года

"Этический кодекс" русских меценатов, апельсиновый сезон в "Геликон-опере", а также страсти по Набокову – как литературный мир комментирует предстоящую публикацию последнего романа писателя? Подробности – на страницах сегодняшних газет. Рассказывают "Новости культуры".

***
Корреспондент "Известий" беседует с директором Библиотеки киноискусства имени Эйзенштейна Екатериной Хохловой. Однако разговор не о кинематографе, а о прадеде Екатерины – купце Павле Третьякове, который создал известную на весь мир художественную галерею. Правнучка выдающегося мецената восклицает: "Для Павла Михайловича жизнь во многом определялась пониманием того, что человек должен не только брать, но и отдавать. Большинство музейных коллекций составлено из собраний купцов-меценатов. А сколько в Москве больниц, построенных богатыми благотворителями – Морозовыми, Солдатенковыми, Щукиными! Мы до сих пор живем во многом за их счет".

***
"Грузите апельсины бочками" – "Газета" откликается на премьеру "Любви к трем апельсинам" в столичной "Геликон-опере". Самую "смешную" оперу Прокофьева нетривиально поставил Дмитрий Бертман. На страницах издания он объяснил, почему отошел от эстетики дель арте и воссоздал на сцене реалии дня сегодняшнего: "По-моему, поговорить об этом гораздо интереснее, чем заниматься комедией дель арте. К тому же, музыка Прокофьева для нее не годится. В ней четко выстроена драматургия и гораздо более серьезные конфликты".

***
Актер "Ленкома" Дмитрий Певцов – гость "Аргументов и фактов". Его в последнее время, по выражению главного режиссера Марка Захарова, дважды "бросили на амбразуру". Сначала в спектакле "Юнона и Авось" он заменил Николая Караченцова, а затем – Олега Янковского в постановке "Женитьбы". Комментирует этот "щекотливый" вопрос Дмитрий так: "Как профессионал я воспринимаю такие вводы абсолютно хладнокровно. Я знаю: случись что-нибудь, не дай бог, со мной, кто-то заменит и меня...".

***
В Великобритании выходит в свет последний роман Владимира Набокова "Подлинник Лауры". Уже прошло тридцать с лишним лет после смерти автора, который завещал уничтожить все черновики этого произведения, поняв, что не успеет его дописать. О перипетиях этой поистине детективной истории напоминает "Observer". Также издание задается вопросом – этично ли нарушать авторскую волю – и приводит лаконичный и емкий комментарий знаменитого английского драматурга Тома Стоппарда: "Если бы Набоков действительно хотел рукопись сжечь, он бы это сделал".