27.10.2009 | 19:37

Михаил Жаров: "В кино мне не хватает театра, а в театре я тоскую по кино"

Сегодня исполняется 110 лет со дня рождения Михаила Жарова. Обаятельное плутовство, небрежный шик, симпатичная развязность и блеск актерского мастерства. На комплименты в свой адрес Михаил Жаров всегда отвечал: "Я играю не так хорошо. Просто другие частенько делают это хуже". Весельчак и одновременно проницательный прагматик, он не имел классического театрального образования, но благодаря своему мощному дарованию стал одним из кумиров ХХ века. Рассказывают "Новости культуры".

В послужном списке Жарова роль в фильме "Путевка в жизнь" была далеко не первой. Он снимался с шестнадцати лет, но именно главарь воровской шайки Жиган принес ему всенародную славу. Впервые в истории отечественного кинематографа немой экран зазвучал, это и дало возможность Жарову блеснуть во всей красе.

"Когда пришел в Малый театр, его старики не приняли. Они его называли хрипун и киношник. У него чуть-чуть стертый голос", – замечает народный артист России Борис Клюев.

Малому театру Жаров Отдал более сорока лет. Великолепно играл классический репертуар – Мурзавецкого в "Волках и овцах", Городничего в "Ревизоре", Прохора в "Вассе Железновой".

"Это было бесстрашно, по-горьковски, беспощадно и ужасно, как он играл Прохора. Мне кажется, это одна из легендарных ролей горьковского репертуара. Он очень любил грим. Если посмотреть кинороли, он здорово менял внешность. В театре мы его узнавали, но умение менять человеческие уникумы, не отрывая их от себя, – мне кажется, этому Комиссаржевский учил", – говорит искусствовед, театральный критик Вера Максимова.

Федор Комиссаржевский, брат знаменитой актрисы, был лишь одним из учителей. Жаров учился и у Мейерхольда – в его театре он сыграл несколько запоминающихся ролей, а потом с не меньшим успехом играл у Таирова. Отсутствие классического образования Жарову не мешало, но создавало немалые неудобства его партнерам.

"У него всегда были проблемы с текстом, все любил говорить своими словами. Он фантазировал, мог позволить себе импровизацию в любом порядке. Мог взять ручку, дудочку, что-то вне контекста, но он был до такой степени органичен, что зритель ему все прощал", – продолжает Борис Клюев.

Зритель, должно быть, чувствовал, какая чистая, светлая душа скрывается за этим маскарадом.

"Он иногда казался таким ребенком, а иногда казался очень проницательным. Детская тема для него чрезвычайно важна – оберегание слабых, кого можно легко сломать, довести до безумия", – замечает Вера Максимова.

С детской непосредственностью он отвечал на привычные вопросы поклонников: "Меня иногда спрашивают, что я больше люблю – театр или кино. Это все равно что в детстве спросить, кого больше любишь, папу или маму. В кино мне не хватает театра, а в театре я тоскую по кино".

Иногда эта "тоска" приводила к тому, что он сам ставил фильмы. Они не стали вехами в истории кино, но один из них – "Беспокойное хозяйство" – зрители полюбили за подлинность чувств, которую показали на экране Михаил Жаров и Людмила Целиковская. Другой фильм – "И снова Анискин" – подарил нам последнюю встречу с великим русским актером.

Читайте также:
110 лет со дня рождения Михаила Жарова