28.10.2009 | 12:01

Художник Эдуард Штейнберг о живописи и о жизни

"Его картины красивы, потому что мудры", - говорят исследователи отечественного неофициального искусства о работах Эдуарда Штейнберга. И сравнивают его абстрактные композиции с "метафизическими экранами, на которые проецируются вечные символы бытия". Сегодня один из лидеров второй волны русского авангарда выставляется в крупнейших музеях мира, но гражданином мира так и не стал. Полгода Эдуард Штейнберг проводит в Париже, полгода в любимой Тарусе, где продолжает жить душа его полотен. Именно там с художником встретились "Новости культуры".

Пес Уголек подает лапу художнику Эдуарду Штейнбергу. Оба аборигены Тарусы и любят ходить к Оке.

Эдуард Штейнберг, художник: "Я знаю Оку от Велигожа до Поленова. У меня лодочка очень быстрая. Имение Поленова отсюда видно немножечко".

В городе, возлюбленном художниками и писателями, Эдуард Штейнберг родился. Потом жил здесь вместе с вернувшимся из лагеря отцом Аркадием Штейнбергом, который хоть и был поэтом и переводчиком, но когда-то учился во ВХУТЕМАС и мог научить сына не только холсты грунтовать.

Эдуард Штейнберг, художник: "Давал мне отец уроки. Сказал: "Ты ничему не научишься, учись у классики. Я говорю: "А как?" Он говорит: "Делай копии". Но не копии точные, а импровизон такой, и очень много с натуры рисовал".

Кроме отца и среднерусского пейзажа воспитывала художника и вся культурно-диссидентская среда Тарусы эпохи 60-х.

Эдуард Штейнберг, художник: "Художник не тот, кто рисует, художник – совсем другое. Я много читал философии, литературы".

Поэтому на стенах его мастерской фотография Малевича соседствует с фотографиями Фолкнера и Бердяева. Это все важные персональные ориентиры Штейнберга, абстракциониста религиозного и почвенного.

Эдуард Штейнберг, художник: "Раньше я вверх смотрел – на небо, сейчас на землю – по возрасту".

На холсте, что в работе, квадрат – символ земли, ее цвета– охра, сиена. Голубой и белый за небо. Число плоскостей и форм – 7. Шифр седмицы- недели.

Эдуард Штейнберг, художник: "Вообще искусство- это игра. Есть с дьяволом, а есть божественная. Если что-то берешь - свободен, а можно – даешь, и тоже свободен".

Искусство, которое берет: у технологий, у новых медиа - он не одобряет. Считает, художнику пристало работать с первоэлементами живописи. Простейшие геометрические формы, линия, цвет, ритм, - для создания гармонии этого достаточно.

Эдуард Штейнберг, художник: "Такое у меня сочетание между русским авангардом и метафизикой итальянской".

Влияние Моранди и Каро читается в метафизических натюрмортах, которые Штейнберг писал в середине 60-х. Во всем, что он делал позже, – явный диалог с Малевичем.

Эдуард Штейнберг, художник: "Малевич для меня - как Лев Толстой, Достоевский, крупнейшая личность. Но все же не Папа Римский. Еще есть Бог".

Поэтому Малевича Штейнберг принял, только узнав в нем мистика. Усвоив язык русского авангарда, Штейнберг стал воспевать на нем классические ценности: Грецию и Византию. Его картины – попытка геометрической иконописи. Кстати, такая существовала. У раскольников. В 70-е годы искусство Штейнберга было стопроцентно "другим". Не вписанный ни в какие союзы и объединения, десятилетиями он работал в стол. По 10-13 часов в день. Параллельно служа истопником, сторожем, изредка художником сцены.

Эдуард Штейнберг, художник: "Смысл есть в том, чтобы работать, потому что, а что такое работа, как не сопротивление смерти".

Уже в 90-е Штейнберга пригласил работать во Францию известный галерист Клод Бернар.

Эдуард Штейнберг, художник: "Я говорю: "Клод, мне 50 лет, старый человек уже, вдруг не получится". Но у меня получилось и получается до сих пор".

Сегодня Штейнберг живет на два дома: парижский и тарусский. Чувствует себя свободным. Этому научили его абстракция и ежедневный труд.