02.11.2009 | 12:27

"Хелло, Долли!" - легендарный мюзикл на московской сцене

"Хелло, Долли!" - легендарный американский мюзикл впервые поставлен на сцене московского театра оперетты. Правда, в российской версии, предложенной режиссером Сергеем Голомазовым, классическая история очаровательной свахи претерпела некоторые изменения. В спектакле появились три новых музыкальных номера – и не только. Опыт переноса бродвейской классики на отечественную сцену проанализировали "Новости культуры".

Взять зонт, поправить шляпу - последние штрихи – через мгновение занавес открыт. Только что за кулисами они были актерами театра Московская оперетта", теперь артисты знаменитых театров Бродвея, представляющие мюзикл "Хелло, Долли".

Елена Ионова, заслуженная артистка России, исполнительница роли Долли: "Здесь мы пытаемся петь более открыто, более разговорно".

Андрей Масалев, дирижер театра "Московская оперетта": "Некоторые номера начинаются со свиста, я сам начинаю их тем, что свищу в свисток и задаю темп определенный".

В этом спектакле представлены без купюр все музыкальные номера, написанные Джерри Германом для бродвейского мюзикла. И, конечно же, песня, которая в 60-х годах прошлого века возглавила строчки хит-парадов, потеснив композиции группы "The Beatles".

Песня, которую в 69-м году в фильме "Хелло, Долли!" исполнили 27-летняя Барбара Стрейзанд и Луи Армстронг.
Работая над ролью, Елена Ионова сразу решила, что не будет копировать и подражать Барбаре Стрейзанд, а создаст свой образ Долли - привлекательной вдовы, которая устраивая чужую личную жизнь, понимает что владелец бакалейного магазина – подходящая партия для нее самой.

Дмитрий Шумейко, артист театра "Московская оперетта", исполнитель роли Гораса Вандергельдера: "Герой – сложный человек, одинокий, ранимый, богатый, созвучно нашему времени. В итоге приходит к вечному – к любви".

Чтобы создать атмосферу бродвейского мюзикла, от партитур, изданных в России, решили отказаться и заказали нотный материал в Америке, а декорации сделали в стиле художника Энди Уорхола.

Для каждого действия - своя картина. Если разложить на математические составляющие, то сухая статистика цифр такова – высота декораций – девять метров, на манекенах сто тридцать пять дамских шляп. Сшиты специально для этого спектакля. Еще один реквизит – консервные банки. Их две тысячи. Этикетки - увеличенная копия подлинных, выпущенных в Америке в середине прошлого века.

Владимир Арефьев, художник-постановщик, народный художник России: "Мы немножечко позволили себе поиронизировать, тот поп-арт, который существует, был рожден Энди Уорхолом, мы попробовали в него поиграться, надеюсь, видно, что это не всерьез".

Историческая достоверность в этом спектакле - не самоцель. Скорее, это мечта, фантазия на тему бродвейского классического мюзикла на русском языке.