04.11.2009 | 12:24

Мариинский театр проходит проверку Рихардом Штраусом

Мариинский театр взялся за постановку мистической оперы Рихарда Штрауса "Женщина без тени". Ее партитура одна из самых сложных в истории музыки, а действие насыщено множеством загадочных символов и намеков. Кроме того, "Женщина без тени" – это эффектное и масштабное зрелище, в котором соединились мотивы немецких, арабских и китайских сказок. Первую российскую постановку оперы доверили интернациональной команде во главе с британским режиссером Джонатаном Кентом. На репетиции спектакля побывала съемочная группа "Новостей культуры".

Режиссер Джонатан Кент влюбился в Мариинку после постановки "Электры", поэтому сразу согласился на предложение поставить там "Женщину без тени". Спектакль требует максимальных материальных и творческих вложений. Сам Штраус задействовал гигантский оркестр – около ста человек – и требовал от солистов виртуозного исполнения. Тем не менее, публика без особого восторга приняла спектакль. Да и сегодня не каждая труппа рискнет взяться за эту постановку.

"Опера сложна тем, что требует невероятных сил, как минимум, от пяти исполнителей. С точки зрения философии, тоже все непросто. Это произведение создано в Вене под воздействием новой философии Шопенгауэра, Ницше, начала идей Фрейда и Юнга. В спектакле три мира: реальный (человеческий), мир духов и средний. Все это надо показать на сцене очень точно", – говорит Джонатан Кент.

Художник Пол Браун все дни проводит в мастерских Мариинки. Чтобы создать сказочный мир на сцене, он использует бархат, шелк, золотую вышивку. Мир духов должен быть абсолютным. "Слишком много золота тоже не надо. Возможно этот контур на месте. Я буду работать по нему", – говорит Пол.

Совершенства он добивается прежде всего от самого себя. Даже в мелочах. "Два контрастных мира. Один – скучная реальность, где нет воображения. А что мы делаем здесь? Создаем мир красоты", – продолжает Пол Браун.

Он пришел в неописуемый восторг от мастерских Маринки, где все – от костюмов до декораций – делается вручную. В этом спектакле только костюмов будет двести пятьдесят. Для создания фантастических миров лучше места не найти.

"Здесь очень сложные костюмы. Только на одну аппликацию уходит три-четыре дня", – замечает ведущий технолог по костюмам Татьяна Машкова.

В репетиционном зале хореограф Денни Сейерс отрабатывает сцену вечеринки с детьми и певцами. Маленьким артистам выпал редкий случай покататься на тележках из супермаркетов и залезть на шею к знаменитостям. Денни учит детей, как безопасно дурачиться и драться. Весь этот сценический хаос под ее чутким контролем.

"Я работаю и с балетом – есть много танцевальных сцен, а есть и такие моменты, когда оперные и балетные артисты работают вместе, где абстрактными движениями создается определенная атмосфера. Сейчас надо учить детей петь и безопасно двигаться по сцене", – поясняет хореограф.

За вечеринку можно не беспокоиться – правила безопасности дети усвоили. А вот о чем все-таки рассказывает эта опера, каждый для себя решает сам.

Проверку Рихардом Штраусом проходит Ольга Сергеева, одна из прим Мариинки. Ей легче петь Вагнера, чем справиться с партитурой "Женщины без тени".

"Тонкости в произношении текста. Здесь текст совершенно другой, нежели у Вагнера. Здесь больше бытового текста, у Вагнера больше поэтического. Здесь гораздо труднее все запоминать, потому что очень много деталей, как в кинофильме. Нужно все запомнить и органично подать зрителю", – говорит заслуженная артистка России.

Герой Николая Каменского представляет мир реальный и обыденный. Мимика, движения, позы и жесты – вальяжные и небрежные. По случаю он даже походку придумал соответствующую.

"Что касается нас, то мы, например, меняем походку, мимику. Понимаете, некоторые гротески", – рассказывает он.

Это вторая опера Рихарда Штрауса за которую взялся Мариинский театр. "Электру" полюбили не только артисты, но и публика. Сможет ли "Женщина без тени" очаровать петербургскую публику – покажет премьера.