06.11.2009 | 19:37

Новая сцена Александринки откроется в 2011 году

Многим современным театральным руководителям тесно в рамках канонов и традиций. Их переполняют идеи и желание развиваться. Для этого нужен новый репертуар. А театры "со стажем" – такие, например, как Александринский – остро нуждаются и в новых площадках. В 2011 году поклонников старейшего театра Петербурга ждет премьера на новой сцене – строительство второго здания начнется уже в феврале. Впрочем, это не единственный проект, задуманный Валерием Фокиным. Его грандиозные планы оценила корреспондент "Новостей культуры".



Это в XIX столетии Александринский считали одним из крупнейших и самых роскошных театров Европы. В веке XXI художественному руководителю Валерию Фокину в его стенах стало тесно. Имперское великолепие театра требовало классики, душа режиссера – эксперимента. Так появился "Живой труп" без цыганского хора, "Чайка" без самоубийства Треплева. Фокину, как воздуха, не хватало новой сцены, которая, по его задумке, должна влить в театр новую кровь, стать творческой лабораторией.

"Мне хочется этого столкновения. Тогда в этом дружелюбном, но противоборстве, не хамском, не агрессивном конфликте, будет выжигаться завтрашний театр. Он будет живым", – поясняет Фокин.

Вторую сцену между Фонтанкой и площадью Островского собирались строить давно. Государство решило финансировать грандиозный проект – ультрасовременный центр искусства, целый театральный квартал на задворках Александринки.

Глухой забор с колючей проволокой исчезнет, и пешеходы прямо под арками театра смогут пройти насквозь – с Фонтанки на площадь Островского. В историческом кирпичном здании склада прорубят панорамные окна-двери. Иногда во время спектаклей их будут распахивать, превращая весь двор в единое театральное пространство.

Архитекторам досталась сложная задача: вместиться в рамки тесного двора и не превысить жесткий высотный регламент. После обсуждения проекта на градостроительном совете один этаж с будущего театра пришлось срезать. Теперь, уверяют архитекторы, ни с Фонтанки, ни с улицы Росси здания практически не будет видно.

"И это была, конечно, ювелирная работа. Потому что надо было, чтобы и этому организму было хорошо, и не мешало соседним домам, не затеняло нигде, были легко организованы подходы, подъезды", – говорит руководитель проекта Юрий Земцов.

Сам Фокин называет этот проект "птицей-тройкой". Три здания олицетворяют три начала, без которых, как он считает, задыхается Александринский. В одном – ультрасовременный зал-трансформер, способный подстроиться под любую, даже самую смелую режиссерскую идею. В другом – новая школа, где будут готовить редких театральных специалистов. Наконец то, чего в России не было никогда, – Интернет-театр. В видео-студиях будут играть специально для web-пространства. Чтобы три здания свести в единую упряжку, архитекторы нашли специальный прием.

"Кирпичный старый корпус надстроен этажом, где размещен репетиционный зал. И вот этот уровень фойе, на крыше которого располагается вишневый сад, объединит все эти корпуса – новые и старые", – рассказывает автор проекта Нина Поповская.

Фокин настаивает: две сцены, как сообщающиеся сосуды, будут дополнять друг друга. При этом в главном здании он решил оставить только классику, а все авангардные постановки перевести в новое. В этом разделении таится риск. Фокин всегда боялся, чтобы
старая добрая Александринка не стала подобием застывшего театрального музея в роскошных декорациях Росси.