16.11.2009 | 11:00

В Мариинском театре поселилась "Женщина без тени"

Сегодня в Мариинском театре - премьера мистической оперы Рихарда Штрауса "Женщина без тени". Критики не без оснований считают ее одним из самых сложных произведений мирового оперного репертуара. В нашей стране она не ставилась ни разу. И лишь однажды, более четверти века назад, этот спектакль привезла в Москву Гамбургская опера. В Мариинском театре накануне премьеры первой российской постановки "трудного шедевра" Штрауса побывали "Новости культуры".



Критики не случайно называют "Женщину без тени" музыкально-поэтическим монстром. Эта опера сюжетом схожа чем-то с моцартовской "Волшебной флейтой", только гораздо сложнее, длиннее и непонятнее. Над постановкой корпит чуть ли не пол Мариинского театра, настолько скрупулезно подошел режиссер Джонатан Кент к работе над этой оперой. В день генеральной репетиции Кент разрывается на части — спектакль, перенасыщенный сложной символикой, требует четкой работы всех участников действия.

Ольга Сергеева, исполнительница партии жены Барака: "Спектакль очень трудный. Очень трудные декорации, если вы видите. Работать приходится, как в художественном фильме. Очень много мелких деталей, но в этих мелочах самая прелесть".

Не все могут с этим согласиться, например Николай Путилин. Ему, исполнителю партии "Голоса свыше", оттуда, свыше приходится и петь, крепко вцепившись в стальные тросы.

В этой постановке вообще что только не взмывает в небо и не опускается оттуда. Люди, рыбы, птицы, стиральные машины и даже автомобиль.

Декорации изображают два мира — реальный и сказочный, причем переход из одного пространства в другое будет происходить в считанные секунды. Обыденный мир, в котором живут красильщик и его жена, переплетается со сказочным миром императора и императрицы. Последняя, кстати, и есть женщина без тени, правда, не все так однозначно.

Млада Худолей, исполнительница партии императрицы: "А их две, понимаете? Они обе без тени. Императрица и та, которая называется его женой. То есть она становится ею, когда мы приходим отнимать у нее тень, то есть не отнимать, а хитростью ее выманить, чтобы она ее продала".

Вот такой сюжет, разобраться в котором сможет только подготовленная публика. То же касается и музыки. Те, кто привык к операм Чайковского и Римского-Корсакова, навряд ли оценят сложную партитуру Рихарда Штрауса.

Валерий Гергиев, музыкальный руководитель и дирижер постановки: "Если мы рассчитываем, что оперы Шостаковича, Прокофьева, Стравинского уважали, ценили или просто любили во всем мире, нам не надо забывать о том, что мы тоже должны предпринимать солидные усилия, чтобы такие композиторы как Яначек, Шимановский и, тем более, Рихард Штраус были знакомы не по телефонным разговорам, а по той оперной реальности, которая должна приглашать любителей оперы во всем мире, скажем, в Мариинский театр".

Говорят, сам Штраус считал "Женщину без тени" чуть ли не своей главной оперой, однако в мире едва ли наберется десяток театров, где она идет. Это объяснимо. Несмотря на обилие хорошей музыки, опера расплывается по форме: монументальность неожиданно сменяется камерностью, а невыразительные речитативы соседствуют с мелодичными ариями.

"Женщину без тени можно смело назвать самой экстремальной оперой Рихарда Штрауса. Композитор будто специально создал трудности всем: певцам, у которых очень сложные партии, режиссеру, вынужденному раскручивать невероятный сюжет, оркестру — ему играть четыре с половиной часа. Задумку автора по достоинству оценили современные постановщики — то, что происходит на сцене Мариинского театра, в этом спектакле поразит даже искушенных любителей оперы".

Неправдоподобно красивая и мощная постановка спектакля нивелирует сложности и шероховатости самой оперы. Таким образом, Мариинскому театру скорее всего удалось воплотить мечту Рихарда Штрауса, ведь тот утверждал, что "Женщина без тени" - это всего лишь сказка.

Читайте также: Дина Кирнарская о премьере оперы "Женщина без тени"