21.11.2009 | 22:28

"Мольер" на сцене Малого

В Малом театре сегодня премьера. Причем – многозначительная. Во-первых, на сцену после девятилетнего перерыва выходит сам худрук театра – Юрий Соломин, во-вторых, выходит в образе булгаковского Мольера. А это уже веха в репертуарной истории Малого, который принято считать оплотом театрального консерватизма. Булгакова здесь ставят впервые.

На днях юбилей отметит и сама его многострадальная пьеса "Кабала святош". Булгаков закончил работу над ней 6 декабря 29 года. "Я хотел написать пьесу о светлом, ярком таланте Мольера, задавленного черной кабалой". Давить на самого автора с требованием, изменить в пьесе многое, вплоть до названия сразу же стал Репертком (репертуарный комитет). Так "Кабала святош" – стала "Мольером", исчезли некоторые персонажи и, конечно, реплики. Литературоведы до сих пор, несмотря на многие десятилетия сценической жизни "Кабалы святош", пытаются понять какая из ее версий – а их не менее трех – действительно авторская! А какую Кабалу и какого Мольера увидела публика в Малом театре сегодня? На премьере побывали "Новости культуры".



Юрий Мефодьевич даже сейчас не просто актер, как бы ему этого ни хотелось. Привычка мыслить в масштабах режиссера и худрука его не оставляет. О своей роли он говорит осторожно.

Юрий Соломин, народный артист СССР : "Я не умею рассказывать, как я работал, вы знаете, я вошел в образ так, что не мог уже выйти из него. Это ерунда все собачья. Как вошел, так и вышел".

На сцене много молодых актеров. Большинство из них – ученики Соломина, что для Юрия Мефодьевича еще один повод волноваться. И реплика Мольера "Боже мой, я говорю Бутону, Боже мой, бездарность! Кто тебя учил?!" здесь как нельзя кстати. Да и постановщик спектакля Виктор Драгунов давно не видел в труппе такого рвения в работе над пьесой.

Виктор Драгунов, режиссер: "Очень многие фонтанируют идеями, просто можно так сказать, потому мне кажется сложился очень хороший творческий коллектив".

Булгакова здесь ставят впервые. Пьес по Мольеру в репертуаре Малого достаточно. Но у Булгакова все-таки свой Мольер. Соблюсти все замечания автора - дело чести. "Нашей задачей было попытаться учесть его пожелания, и сделать, приблизить его к Булгакову, к тем болевым его точкам, которые он очень обозначил", - говорит Виктор Драгунов:

Малый театр нередко упрекают в консерватизме. Не изменять давним традициям – главная линия театральной политики Соломина. "Я в слово "традиционная" вкладываю хорошее отношение. Потому что традиции у нас хорошие. Вы посмотрите на театр, в нем никакая современная структура, стекло и бетон, это примерно как в Москве строят новые дома. А этот зал - он требует определенного продолжения на сцене", - объясняет Юрий Соломин.

Это же относится и к оформлению "Кабалы святош". Декорации и костюмы во всем их блеске и пышности соответствуют мольеровской эпохе. "Одевать актеров в джинсы вместо панталон с кружевами – затея бессмысленная, –считает Юрий Соломин. – Надо остановиться уже. И пока еще многое осталось от этого, сохранить дальш: вашим детям, моим внукам и правнукам. Ну, пусть они это знают, вы знаете, что сегодня очень много молодежи приходит в театр?"

Булгаковский Мольер – пьеса многоплановая, сочетание несочетаемого, тем не менее, укладывается в рамки классического театра.

Борис Любимов, заместитель художественного руководителя по литературно-драматической части Малого театра: "С одной стороны это высокая трагедия, художник и власть, художник и общество, искусство и религия, и он это опускает в такую театральную интригу".

Постановка будет успешной, как говорит Борис Любимов, – если удастся показать все булгаковские уровни: совместить вечные вопросы с театральными интригами. То, что всегда было и будет в театре.