24.11.2009 | 12:14

Пьяццолла-гала

Астор Пьяццолла сделал для танго то же, что Штраус для венского вальса, а Дюк Эллингтон для джаза. Взял и превратил уличную музыку в высокое искусство. Сочинения композитора, которые признаны классикой, исполняли и Мстислав Ростропович, и Пласидо Доминго, Хосе Каррерас и Гидон Кремер. 23 ноября, в концертном зале имени Чайковского, звучала музыка великого аргентинца. Пьяццолла-гала – так назвали вечер, на котором побывали "Новости культуры".



Миран Ваупотич и Фране Вербанац дружат с детства. Вместе учились в родной Хорватии, вместе занимались серьезной музыкой. В один прекрасный день аккордеонист Ваупотич услышал произведение Астора Пьяццоллы и понял – придется освоить новый инструмент – бандонеон.

Миран Ваупотич, бандонеонист (Хорватия): "На нем, конечно, очень трудно было научиться играть. Существует много разновидностей бандонеона. От того, на котором исполняли духовную музыку в немецких церквях, до современного, который звучит так".

"На вдохе и выдохе мехов одна и та же кнопка может извлечь разную ноту. Если же прибавить колено ноги – изменится и само качество звучания.

Так что Миран нисколько не преувеличивает трудности в освоении любимого инструмента Астора Пьяццоллы. Тому пронзительное звучание бандонеона было знакомо с детства, ведь этот инструмент был завезен в Аргентину еще в конце XIX века.

Не секрет, что аргентинское танго зародилось в борделях и барах. Его любили танцевать преступники, сутенеры и женщины легкого поведения. Аргентинский композитор поднял этот танец на недосягаемую высоту. Случилось "великое преобразование танго" – само это словосочетание стало термином. Появилось новое, полифоничное и джазовое, щемящее и грустное, узнаваемое с первых нот танго Астора Пьяццоллы.

Американский дирижер с уэльскими корнями Грант Ллевеллин больше известен как исполнитель музыки барокко и классического периода. Тем удивительнее, как главный дирижер солидного оркестра имени Генделя и Гайдна в Бостоне примчался в Москву по первому зову - играть танго Пьяццоллы с хорватскими музыкантами.

Грант Ллевеллин, дирижер (США): "По работе меня как-то занесло в Буэнос-Айрес. Я жил там какое-то время и даже научился танцевать аргентинское танго. Мне это очень помогло понять музыку Пьяццоллы".

Может быть, эту музыку и трудно понять сразу, но она способна заворожить с первых звуков, повести за собой и заставить почувствовать малознакомый нам мир Буэнос-Айреса. Слушать ее всегда грустно. И почему – не знает никто. Сам композитор говорил, что он счастлив, и у его музыки нет причин быть печальной. Но она грустна, потому что это танго. В нем нет пессимизма, но есть драма.