26.11.2009 | 12:52

Музею-усадьба "Архангельское" - девяносто лет

Последняя владелица Архангельского - княгиня Зинаида Юсупова –завещала, в случае прекращения рода, все имущество Юсуповых передать государству и сохранить бесценные княжеские коллекции "для удовлетворения эстетических и научных потребностей Отечества". После революции бывшие служащие имения, по собственной инициативе, взяли усадьбу под опеку и добились от Военно-Революционного Комитета Москвы Охранной грамоты на дворец и его коллекции. В 1919-м музей-усадьба "Архангельское" открылся для публики, и в этом году он отмечает 90-летие. Сегодня это одновременно и уникальный памятник дворцово-парковой архитектуры, и научно-реставрационный центр. В путешествие по музейным фондам отправились "Новости культуры".



"Бал в русских костюмах" давали в Архангельском 18 июля 1884 года. В этот день Юсуповы завели "Гостевую книгу". Великие княгини - Мария Александровна и Елизавета Федоровна, великий князь Сергей Александрович – были гостями праздника. В дореволюционный период автографы гостей Юсуповых – автографы лучших людей Отечества – просты, разборчивы и красивы. Характер и суть подписей меняются с 1921 года, когда усадьба превращается в музей.

Ольга Мачугина, сотрудник государственного музея-усадьбы "Архангельское": "Мы, ученики школы "Юный коммунар", остались очень довольны экскурсией в дом-музей князя Юсупова и теперь имеем полное представление об их роскошной жизни, и теперь нам ясно, отчего совершилась Октябрьская революция".


Здесь бывают политические деятели и военачальники, деятели культуры и искусства, чиновники и простые советские служащие.… Последний автограф принадлежит супруге внучатого племянника Николая Второго – Марии Кристине, принцессе Кентской.

Ольга Мачугина, сотрудник государственного музея-усадьбы "Архангельское": "У меня была задача расшифровать подписи 1924 года. Это делегаты Третьего съезда Коминтерна. И вот спасибо работникам архива социально-политической истории, которые дали мне микрофильм со списками делегатов этого конгресса, и я, ломая глаза целый день, проверяла у них и сравнивала подписи – находила идентичные".

Пока расшифрованы менее половины подписей. Работа продолжается. А в мастерских реставрируют экипаж Екатерины Второй. Исследователи полагают, что в этой карете на коронацию ехали как сама Екатерина, так и Павел Первый, и Александр Первый, и Николай Первый, а затем она была подарена Николаю Юсупову.

Александр Козьмин, художник-реставратор: "Передний стан сильно поврежден, потому что летела грязь от лошадей, сидел возничий – здесь его ноги были – эта часть кареты портилась быстрее".

Карету восстанавливают, опираясь на ее аналог в Царском Селе. В процессе исследований под темперным слоем краски обнаружили золочение, которое хорошо сохранилось. Реставраторы удивляются тому, насколько продуманным было устройство экипажа: уже тогда стекла кареты опускались, а от посторонних глаз можно было скрыться с помощью заслонки.

Научная музейная работа – процесс небыстрый. Если на реставрацию кареты нужно 3 года, то на реставрацию скульптуры – намного больше. А на полное исследование всех фондов Юсуповской библиотеки могут понадобиться десятилетия.

Шестнадцать с половиной тысяч редких книг в библиотеке Юсупова. И – всего три сотрудника, занимающихся изучением фолиантов.

Ирина Никифорова, сотрудник государственного музея-усадьбы "Архангельское": "Николай Борисович собрал в своей библиотеке книги по сельскому хозяйству, архитектуре, искусству, литературе, географических открытиях… Эти книги связаны между собой. Вы не видите? Здесь золотые нити. В одном шкафу я нахожу – книги о мифах и легендах, в другой – толкование, как автор относился к этому…"

Книга Роже де Пиля, посвященная изучению искусства, Трактат по химии и алхимии, изданный в 1669 году, альбом гравюр Мауро Тези с дарственной надписью – эти диковины пока доступны лишь специалистам. А вот организаторы выставки юсуповского фарфора говорят, что в своих открытиях во многом полагаются на коллег из других музеев. Ведь часть коллекции до сих пор не атрибутирована.

Галина Маресева, сотрудник государственного музея-усадьбы "Архангельское": "Например, в Петергофе при подготовке выставки, за полгода до открытия, был обнаружен бирюзовый сервиз с готическим орнаментом. Сотрудники нашего музея предположили, что эти изделия могут относится к юсуповскому фарфору, потому что есть атрибутированные тарелки, которые имеют похожий орнамент".

Версия, предположение, догадка – у научных сотрудников найдется еще дюжина синонимов, обозначающих сомнение. Но они предпочитают рассказывать только о тех открытиях, у которых есть точные доказательства. На поиск которых и уходят – годы.