27.11.2009 | 12:21

Возвращение "Эсмеральды"

Сегодня в репертуар Московского музыкального театра имени К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко возвращается "Эсмеральда" - лучшее творение выдающегося хореографа Владимира Бурмейстера, вершина драмбалета – ведущего жанра советской эпохи. Премьера "Эсмеральды", блестяще переведенной Бурмейстером на язык танца, состоялась в 1950 и произвела фурор. Возобновляет легендарную постановку Сергей Филин. Покорит ли "балет-пьеса" сегодняшнего зрителя, станет ясно этим вечером. На генеральной репетиции побывали "Новости культуры".



Сразу две "Эсмеральды" готовы покорить Москву. Труппа Станиславского и Немировича-Данченко на месяц опережает Большой. Впрочем, "Эсмеральда" никогда надолго не покидала эту сцену и лишь для того, чтобы зрители успели соскучиться по ней.

Впрочем, не только зрители: актеры тоже рвутся на сцену. Художественный руководитель балетной труппы Сергей Филин не может занять всех желающих танцевать в "Эсмеральде": "Я не могу сегодня поставить третий состав даже на репетицию, потому что первые два не пускают их на сцену. Таково желание актеров работать в этом спектале".

За кулисами сразу три Эсмеральды. В семидесятые Маргарита Дроздова делала эту партию с самим Бурмейстером. Тогда Эсмеральда выходила на сцену с живой козочкой. Теперь педагог-репетитор Маргарита Дроздова вспоминает, что даже стала соавтором одного эпизода: "Я начала репетировать Эсмеральду, Бурмейстер вошел в зал. А я только начала разучивать, мне показывали порядок. И я во втором акте взяла бубен и стала делать диагональ с бубном. А он мне и говорит: "ты знаешь, это здорово! Это было раньше без бубна, но, ты знаешь, мне это так понравилось, бери бубен".

Наталья Ледовская была Эсмеральдой еще в девяностых. С тех пор выросла дочь, родился сын. Сама балерина перетанцевала в театре все балетные комедии и трагедии. А Эсмеральда – как первая любовь, на всю жизнь: "Она в первую очередь легла на душу, а потом и… на ноги. Балет не так сложен физически, как сложен эмоционально и драматически. Поэтому самое главное в этом спектакле сделать роль".

Наталья Сомова проживет судьбу сразу двух героинь – Эсмеральды и Флер де Лис. При первой же возможности она с легкостью поменяет бальное платье аристократки на цыганский костюм Эсмеральды.

Рабочие сцены меняют декорации как перчатки. Загрузил их работой Валерий Левенталь. Ради "Эсмеральды" художник отложил многие заманчивые проекты в Европе – больше года работал над обновлением сценографии Александра Лушина.
"Это все готика, это обращено к тому временим, о котором писал Гюго – говорит Левенталь. – В отличие от нынешней тенденции, когда все осовременивается, в то время, когда ставился Бурмейстером этот спектакль, надо было все-таки обращать внимание зрителя на исторический фон".

В балете много массовых сцен – спектакль сделан по законам драмбалета, поэтому танцуют все. "Это настроение спектакля. Солисты, как бы они ни танцевали, без кордебалета, без его настроения, без его отдачи, настроиться на спектакль, на ту или иную партию все-таки нельзя", - говорит артист балета Алексей Карасев.

Артисты до последнего репетируют батальные сцены. Копьями и мечами солдаты Феба владеют с легкостью. Чувствуются занятия по сценическому движению.
Сам Феб – он же Семен Чудин – отрабатывает надменный взгляд и горделивую походку аристократа. Быть Фебом ему оказалось сложнее, чем пылким Ромео: "Я вообще по натуре человек очень спокойный. Мне было это очень тяжело, потому что надо было быть старше, "наглее", быть увереннее".

Издав воинственный крик, он исчез в темноте сцены… Антон Домашев так сросся с Квазимодо, что не ропщет ни на рубище, ни на горб. А это ведь не лучшие атрибуты для балетного артиста. "Партия очень глубокая, она не сложная в техническом плане, но она очень тяжелая эмоционально, - признается артист. – Стараемся быть единым целым: Квазимодо – Антон Домашев, Антон Домашев – Квазимодо".

Появление "Эсмеральды" в театре ждали. Только ее не хватало чтобы завершить возвращения на сцену театра Станиславского и Немировича-Данченко всех шедевров Бурмейстера.