28.11.2009 | 22:39

Книга "Жизнь Антона Чехова" Дональда Рейфилда

"Жизнь Антона Чехова" - книга профессора Лондонского Университета "Квин Мэри" Дональда Рейфилда наделала немало шума в литературоведческой среде и продолжает будоражить умы простых читателей, многие из которых после знакомства с "такой" биографией остаются в недоумении. Все дело в том, что пристальное внимание британского ученого привлеки те детали и факты, на которые его российские коллеги стараются не обращать внимание. Жизнеописание у Рейфилда получилось весомым, читательский спрос высоким. Но разве что ленивый не упрекнул профессора в излишне близком подходе к классику. Допустим ли подобный прием в работе биографа? С автором неординарного исследования в Москве встретились "Новости культуры".



Шум вокруг книги Дональда Рейфилда, вышедшей три года назад в России, до сих пор не утихает. Причин несколько. Книга профессора – одна из самых полных биографий Чехова на настоящий момент. Автор – иностранец. Разница в подходе к классику, по сравнению с отечественным литературоведением – очевидна сразу. Рейфилд не рассуждает о литературе. Он рассказывает о жизни Чехова в деталях, на которые "порядочные" исследователи вроде бы не должны обращать внимание.

Дональд Рейфилд, профессор (Англия): "В ялтинском доме Чехова есть ночной столик, на нем – книги. Вот видишь и думаешь – это Чехов своих собратьев по перу читал вечерами. А ведь и нет! Это журналы по садоводству и каталоги семян. Это мне очень понравилось".

Тут сразу даже не разберешься – что именно отечественных литературоведов раздражает больше всего – то, что Рейфилд на западный манер называет Чехова просто "Антон", или то, что он больше концентрирует свое внимание не на литературе, а на друзьях, семье и любовницах классика. О цели своего исследования профессор говорит так:

Дональд Рейфилд, профессор: "Разгласить государственную тайну, конечно. Просто у Чехова была умственная и личная жизнь гораздо сложнее, чем мы подозреваем. Я больше любовался его энергией и терпимостью".

Безусловно, и у самого Рейфилда этой энергии – хоть отбавляй, иначе не смог бы так хорошо изучить все письма Чехова без купюр. Кто бы еще отважился?

Дональд Рейфилд, профессор (Англия): "Конечно же, он не святой и не ангел, и не подходит к жанру жизнь замечательных людей, где все хорошо. Для гения он почти нормальный".

Профессор честно признается, что теперь, после этой книги, он перестал быть участником чеховских конференций и стал предметом обсуждения у коллег. Что же – хороший урок нашим исследователям жизни Чехова – ведь интервью в конечно счете берут не у них, а у профессора Лондонского Университета Квин Мэри. Может быть, после такой "Жизни Антона Чехова" ее читателям придет в голову обратиться и к первоисточникам.