28.11.2009 | 22:49

Фестиваль NET завершил свою работу

Уроки толерантности в Москве. Две недели столичной публике их давал Фестиваль европейского театра NET. Однако оказалось, что наши зрители в показательных уроках не нуждаются – в отношении любого театрального действа их лояльность и терпимость на голову превосходит реакцию европейской публики. В проявлении бурного возмущения никто замечен не был, хотя те же спектакли в Старом Свете вызывали скандалы и в прессе, и у зрителей. Правда, надо уточнить, что на NET приходит зритель подготовленный и не развлечения ради. Панорама фестивальных показов и его специальных проектов – в репортаже "Новостей культуры".


На протяжении двух фестивальных недель столичного зрителя потчевали самыми разнообразными театральными яствами, но всегда возмутительными с точки зрения театрального спокойствия. И будь то полное отсутствие декораций или сложено выстроенное пространство, классическая пьеса, рассказанная на новый лад, или только что сочиненное произведение, наушники с переводом всегда облегчали зрителям понимания Нового европейского театра. Действительно, почти каждый "нэтовский" спектакль начинался с очереди за столь необходимым аксессуаром. Иногда выручали титры или русскоязычное происхождение постановки. Например, спектакль Евгения Гришковца "+1". С фирменной доверительной интонацией, на которую Гришковец, кажется, уже получил патент, он покоряет Марс, теряется во льдах, и рассказывает о неизбежности одиночества.

Арт-директор фестиваля Роман Должанский говорит: "Итоги подводить сложно, потому что выяснять ничего не хотелось. Чтобы кто-то что-то подытожил, задачи не было. Была задача показать какие-то очень разные вещи".

Если выбирать топовые спектакли прошедшего NET`а, то бесспорно, самой вызывающей, как и задумывалось организаторами, стала "Оргия толерантности" Яна Фабра. С возрастным ограничением – от 21 года, этот главный скандал Авиньонского фестиваля в Москве не произвел шокирующего эффекта.
"Если произведение искусства, не способствует катарсису, если человеку не хочется после это стать лучше, то мне лично такое искусство абсолютно чуждо. Я не понимаю, зачем оно нужно", - говорит театровед Борис Поюровский.
Театральный критик Ольга Егошина признает: "С каждым фестивалем областей возмущения становится все меньше и меньше. И в этом смысле, как выясняется, наша публика еще более "толерантна", чем даже европейская. Потому что спектакль Фабра просто был рассчитан на возмущение. "Оргия толерантности" провоцировала зрителя на то, чтобы хоть кто-нибудь бросил помидор или побил актеров на выходе... Зрители смотрели с удовольствием, радовались".

Самая масштабная премьера NET`a – "Воццек" в Большом. Черняков и Курентзис, кажется, совершили невозможное. Так преподнесли сложнейшую оперу Берга, что теперь впору всем зрителям, в унисон с авторами и участниками постановки, признаваться "Воццеку" в любви.
Теодор Курентзис, дирижер-постановщик громкой премьеры, говорит: "Это такой восторг, блаженство после выполнения мечты".
Режиссер-постановщик Дмитрий Черняков подводит итоги: "Легкость даже придавало то, что это произведение является моей любовью. Поэтому я делал все с большим удовольствием и не пытался что-то преодолевать".
Австриец Георг Нигль, исполнитель партии Воццека, признается: "Я опустошен, я, правда, опустошен, но я одновременно и счастлив, надеюсь, что люди поймут, что я хотел до них донести".

О невозможном мечтал и главный герой спектакля "Калигула". Постановку по пьесе Камю на NET`е показал болгарский режиссер Явор Гырдев. Жанр спектакля – экзистенциальный панк. Калигула на сцене одновременно и диктатор, и бунтарь, восставший против своего же режима.
Что интересно, этим персонажем Гырдев увлекся еще со школьной скамьи. Так что для режиссера эта постановка своего рода проверка на прочность. Так же, как и для другого участника NET`а – Оскараса Коршуноваса - "Гамлет". Этот спектакль открывал фестиваль.
"Это блестящий спектакль, блестящий и пустой, - выносит свой вердикт театровед Алексей Бартошевич. – В сущности, это здание, выстроенное из готовых восхитительных европейских, взятых из лучших европейских журналов и фестивалей, блоков. Блоки составлены, здание не выходит".

Приз симпатий критиков мог бы получить спектакль "Великая война". Такое единодушие удивило даже организаторов фестиваля. Спектакль был поставлен 8 лет назад, это еще и самая "возрастная" постановка на NET`е. С помощью игрушечных солдатиков и видеокамеры голландская театральная компания "Отель Модерн" с достоверностью показала все ужасы войны.

Театральный критик Елена Дьякова резюмирует: "Что делает NET? Он работает как драга по добыче золота и вполне успешно".

Что касается добычи, правда, уже урана, это – к последнему спектаклю программы. Большое немецкое полотно – под названием "Руммельплатц".
Финальный аккорд NET`а полностью соответствует заявленной тематике. Фестиваль, посвященный 20-летию падения Берлинской стены, рассказывает о временах, когда в этой стене еще только мог появиться самый первый кирпичик. В основе постановки – запрещенный до недавнего времени в Германии роман Вернера Бройнига.
"Для меня самым сложным в этом спектакле было понять эту дилемму "социализм – коммунизм", - говорит актриса Регине Циммерман. – Я выросла в Западной Германии, и для меня было полной неожиданностью, что люди даже в своей частной жизни должны руководствовать светлыми идеями коммунизма".
Режиссер постановки с такими вопросами наверняка сталкивался. Армина Петраса с Запада на Восток перевезли родители еще в дошкольном возрасте. В школе ему пришлось учить русский, а когда падала Берлинская стена, он мирно спал дома. "Я, скорее, рассматривал этот роман, как нечто происходящее на диком Западе, времен золотой лихорадки. Именно это настроение мне было важно", - говорит о своей работе режиссер.
По аналогии с вестерном, жанр своей постановки Армин Петрас в шутку называет "истерн". Кстати, чувство юмора, пусть иногда и переходящего в сарказм, это как наушники с переводом – то необходимое и достаточное, что объединяет практически все программные постановки NET`а.

Все материалы темы>>