28.11.2009 | 22:50

110 лет со дня рождения мастера слова Владимира Яхонтова

"Театр одного актера" - сегодня у российской публики возникают почти неизменные ассоциации с такими артистами, как Михаил Козаков или Александр Филиппенко. А в первой трети прошлого века не было равных в этом жанре Владимиру Яхонтову. Актер, обладавший уникальным тембром голоса, начинал как мастер художественного слова, но сумел выйти за границы жанра. Он сделал революционное сценическое открытие – осуществил мечту многих актеров – одному выходить к зрителю в одном спектакле в самых разных образах. Сегодня исполнилось 110 лет со дня рождения мастера слова Владимира Яхонтова. Рассказывают "Новости культуры" .



Актриса Алла Азарина – дочь народного артиста России Александра Азарина, единственного ученика Яхонтова. Он много рассказывал дочери о яркой и необычной жизни своего учителя.

Алла Азарина, актриса: "Мы с ним приходили на эту улицу, и он показал вот этот дом, который находится за моей спиной. На 3-м этаже этого дома жил Владимир Николаевич Яхонтов".

Яхонтов был невероятно популярен. Он был новатором, но как это часто бывает, яркого экспериментатора многие коллеги недолюбливали.

Алла Азарина, актриса: "Когда чтецы его обвиняли в том, что он плохой мастер художественного слова, он говорил: "Я – артист, я драматический артист". Когда драматические артисты говорили, что что-то вы, мол, не то там играете, он говорил: "Я – мастер художественного слова"".

Пропасть между мастером художественного слова и театральным актером Яхонтов преодолевал с легкостью. Хорошая актерская школа, прекрасное знание русской литературы, плюс невероятное обаяние – и вот он уже кумир двух столиц.

Профессору ВГИКа, Алле Егоровой посчастливилось увидеть выступление Яхонтова всего однажды – это был один из последних выходов артиста на сцену.

Алла Егорова, заведующая кафедрой сценической речи ВГИК, профессор: "Я закрою глаза, и все это помню, и в общем даже слышу какие-то вещи. И он вплетал не то, что он изображал, играл, но он перевоплощался, это был и Чацкий, это был и Репетилов".

В его спектаклях даже предметы играли разные роли. Реквизит Яхонтова к "Петербургу". Зонт – это еще и колесо кареты. Ножницы, которыми кроилась шинель Башмачкина, одновременно и символ безысходности.

Алла Егорова, заведующая кафедрой сценической речи ВГИК, профессор: "У него невероятно интересной была форма монтажа, когда он монтировал совершенно разные произведения, то есть они вливались одно в другое".

В спектакле "Петербург" он раскрыл тему маленького человека, соединив произведения Достоевского, Пушкина, Гоголя. Это сейчас похоже на сочинение по литературе. Но тогда такой монтаж был настоящим открытием, в том числе - и филологическим.

Дмитрий Лихачев, академик: "Эту тему впервые поднял как литературовед, как замечательный знаток русской литературы и русского слова – Яхонтов. От него многое пошло. И вот эти сопоставления и противопоставления у Яхонтова все были".

Над каждым спектаклем он работал очень скрупулезно. "Горе от ума" готовил 15 лет, "Евгения Онегина" - 10. Изучал каждую запятую. Рабочий материал – книги классиков – исписаны загадочными знаками ударений и интонаций.

Он любил читать вслух на улице. В одиночестве или просто проходящей мимо девушке. Это было его потребностью. С главной своей задачей – сблизить письменное слово и звучащее - Владимир Яхонтов, по мнению многих его современников, справился блестяще.