10.12.2009 | 12:14

Томас Винтерберг: "Только в коротком кино можно найти реальную чистоту кинопроцесса"

Самые дерзкие иконоборцы с годами зачастую превращаются в самых упрямых консерваторов. Томасу Винтербергу перспектива стать рабом догмы не грозит. Выступить одним из "отцов" самого революционного кинодвижения XX века и "убить" собственное детище, когда оно обратилось в клише, способен только сильный духом. Режиссер "Торжества" и "Дорогой Венди" утверждает: кино нужно для того, чтобы тренировать у зрителя силу человеческих чувств. А тренингом для участников московского фестиваля короткометражных фильмов "27+1" стал мастер-класс датчанина. С Томасом Винтербергом встретилась съемочная группа "Новостей культуры".



Свой первый фильм он начал снимать в 16 лет, подошел к вопросу серьезно, съемки продолжались аж 4 года. В фильм-школе его называли молодым гением – самые первые короткометражки собрали невероятный букет призов. О тех годах Томас Винтерберг вспоминает с заметной грустью. Золотое время – когда кинематограф для него был чист как слеза.
"Я уже давно не делал короткометражки, но мое сердце бьется за идею короткого метра, - признается Томас Винтерберг. – Для создания таких фильмов нужно мужество и любопытство, то, что присуще молодым. К сожалению, многие режиссеры (включая меня) после успешных короткометражек хотят большего, я имею в виду такие вещи, как успех, деньги… Потихоньку ты становишься коррупционером. Только в коротком кино можно найти реальную чистоту кинопроцесса".

В 1995 Винтерберг знакомится с другим датским режиссером Ларсом Фон Триером. Тот видел его дипломные работы, и тоже остался под впечатлением. А еще он носится с идеями революции в кино. Во время самой первой встречи, на лестнице в киностудии им и пришла в голову одна и та же мысль: "Мы решили – мы не хотим делать все привычным способом. Мы хотим поменять все представления о том, как создается кино. Нас не устраивали классические приемы кино… Правила "Догмы" мы написали за 45 минут, очень смеялись, придумывая их. Зато потом ссорились из-за них чуть ли не каждый день…"

Правила "Догмы", кстати, во многом напоминали правила, царившие в киношколе, где их учили работать с ограничениями. Вот вам белая комната, два актера и камера на час: что ж ребята, покажите, на что вы способны.
"Это такая же игра, как если бы художник решил для себя: сегодня я буду использовать только красный, желтый и зеленый цвет, и буду рисовать картину такого размера", - говорит Винтерберг.

В "Догме" Триер и Винтерберг довели эту игру до крайности – нельзя использовать штатив, свет, музыку… Все должно быть естественно.

Фильм Винтерберга "Торжество" получил первый сертификат "Догмы". Истории, в которой пафосный юбилей отца семейства превращается в трагифарс, прочили провал. Кто будет смотреть на сомнительной действо, снятое чуть ли не любительской камерой.… Одиннадцать призов, включая Каннскую пальмовую ветвь, широкий прокат плюс признание Манифеста датчан следующим важным событием после французской "новой волны" - вот результат "Торжества".

"Я думаю, "Догма" уже мертва, - делает неожиданное признание Винтерберг. – И это естественный процесс. Мы придумали ее, чтобы не повторять то, что уже было. Но в какой-то момент мы поняли, что внутри "Догмы" мы начинаем повторять сами себя. "Догма-95" создавалась как обновление, но сейчас это уже не ново, сейчас уже не 1995 год… У нас было это время, и это наше время закончилось".
Тогда же закончился, по мнению Винтерберга, период наивности и чистоты и в его собственной жизни. Режиссеру захотелось серьезных, успешных и денежных проектов, и чтобы Шонн Пенн в одной из главных ролей.

"Все о любви", "Дорогая Венди"… Картины с хорошим бюджетом, успешные, но уже без прежней романтики молодости. В фильме "Человек приходит домой" Винтерберг в какой-то степени описал свою собственную ситуацию и теперь искренне надеется – этот 10-летний не очень творческий период в его жизни закончился.
"Это о молодом, неопытном, наивном парне и о старом коррумпированном пошлом скандалисте-алкоголике, - говорит режиссер о своем фильме. – И в какой-то степени, это те, кем я был в начале, и кем я потихоньку становлюсь… Но мой новый фильм, который я только что закончил, – "Субмарино", – абсолютно другой. В нем очень много дебютантов, почти все. И от этого ощущение юности и неопытности".

Это, конечно, не "Догма", говорит режиссер, но это осознанная попытка вернуться к чистоте первых кино-опытов. Снова найти в себе то мужество и то любопытство, которые, по мнению Винтерберга, и определяют художника.