14.12.2009 | 11:53

ЦДХ. 30 лет истории

Быть или не быть Центральному дому художников? Этот вопрос вновь стал предметом общественных дискуссий на уходящей неделе. Повод для этого дало распоряжение председателя правительства Владимира Путина. Согласно документу, у Третьяковки, что на Крымском Валу, появится новое здание. Что будет со старым, то есть с ЦДХ, в распоряжении не говорится. Догадок и предположений об участи комплекса строится немало – судьба Дома искусств волнует очень многих. Здесь много лет добрососедствуют разделы Третьяковской галереи "Искусство XX века" и Международная конфедерация союзов художников. Первых посетителей Дом художника принял ровно тридцать лет назад, в конце 1979. О том, что хотели построить, и что из задуманного мы так и не увидели, рассказывают "Новости культуры".



Это было время, когда Москва готовилась к Олимпиаде-80. Был построен спортивный комплекс Олимпийский, гребной канал и велотрек в Крылатском, похожий на большую бабочку, случайно приземлившуюся в наших широтах.
По сравнению со всеми этими сооружениями здание Государственной картинной галереи СССР выглядит совсем уж классическим, хоть его и называют модернистским.

По изначальному плану архитектора Жолтовского пропорции здания повторяют пропорции фасада Дворца дожей в Венеции. Связь с рекой очевидна: смотреть и входить в здание нужно со стороны реки, а не Крымского вала. Парк искусств, окружающий здание – продолжение Парка культуры имени Горького, главные аллеи на одной оси. Никаких ограждений – пространство должно было быть открытым, сквозным, для широких народных гульбищ вокруг храма искусств. Конечно, сейчас все эти идеи с трудом угадываются.
Открывали картинную галерею СССР на высокой ноте.

Изначально хотели строить два отдельных здания – Третьяковской галереи и выставочных залов Союза художников. В эпоху борьбы с излишествами Хрущев посчитал это чересчур расточительным, здания объединили в одно. Комиссия, принимавшая здание у архитекторов Сукояна и Шевердяева – приемников Жолтовского, еще и укоряла – ведь на эти деньги можно было построить аж 10 коровников! Все строительство обошлось в 30 миллионов рублей. Дочь архитектора Сукояна Вероника уверяет: строительство было действительно дорогим, поэтому замысел никогда так и не был доведен до конца.

Проще объяснить, чего уже нет и больше не будет. Белоснежный мрамор сегодня приобрел серый оттенок. Фасад должны были украшать шесть муз – денег хватило только на проработку пробного макета одной из них.
"Сначала предполагалось украсить эту стену мозаиками цветными, но против этого выступили сами художники, - говорит Вероника Сукоян. – Постепенно отказались от этой идеи в пользу скульптурных композиций, которые отсылали бы нас к храмам в Дмитрове".

Панели, которые по первоначальному замыслу должны быть позолоченными, подвижными, реагирующими на солнечный свет, уже давно выглядят вот так. Гардероб и галереи не планировались в принципе – внутренний дворик должен быть виден со входа, лестница задумывалась летящей, а все пространство – полным воздуха и света. Для проводов предусмотрены технические этажи и подвал, а для картин – специальное хранилище. Однако сейчас полотна почему-то перевезены в другой город.
Людмила Бурмыкина, главный хранитель ЦДХ, рассказывает: "Было собственное хранилище, большое. А потом его вывезли в Подольск, 6 лет назад".

Пожалуй, теперь единственные оставшиеся свидетели величия былого замысла – это австрийские люстры промышленника Хаупта, потолки из плексигласа – для их производства в конце семидесятых был создан отдельный завод, двери-мембраны, придуманные в свое время еще авангардистом Мельниковым, и специальные рельсы в потолке – на них крепятся подвесные щиты, легко дробящие пространство на множество ячеек. Да еще у дочери архитектора Сукояна сохранилась техническая документация по этому зданию и акварель "Большая перспектива комплекса ГТГ-ЦДХ".

Все материалы по теме>>>