16.12.2009 | 11:21

Инвентаризация архивов соцреализма

"Соцреализм. Инвентаризация архива" - выставка под таким названием открывается в столичном Музее современного искусства. Она посвящена 50-летию музейно-выставочного центра "РОСИЗО" - обладателя уникальной коллекции произведений советских художников 30-40-х годов. По замыслу организаторов, гости выставки должны сами ответить на вопрос, чего больше в этих работах – пропаганды или творчества. И где проходила граница между "советским идеализмом" и "тоталитарным китчем". Свое мнение по этому поводу уже составили "Новости культуры".



Архив "соцреализма", которым владеет "РОСИЗО", - загадочный случай вытесненного официального искусства. Половина из этих километров живописи предназначалась для выставки "Индустрия социализма". Проект, по масштабам сравнимый разве что с Дворцом Советов.
Виктория Зубравская, руководитель выставочного отдела "РОСИЗО", рассказывает: "Эту выставку готовили к 1937, в связи с разными затруднениями показали в 1939 и прошла она без большой помпы".

Видимо, советское кино, которому так подражают эти полотна в смысле пропаганды советского образа жизни, к концу 30-х обгоняло живопись. Живописи оставалось осесть в спецхране. В начале 90-х забытый официоз стали снимать с валов, реставрировать, натягивать на подрамники и выставлять. Но опасения он внушает до сих пор.
"Я лично побаиваюсь, - признается куратор выставки Зельфира Трегулова. – Здесь только Сталиных 20 штук мы показали".

Сталина на этой выставке много, вовсе не потому, что куратор – сталинист: Отец народов – главный "заказчик" и главный герой портретной и псевдоисторической живописи 30-х – 40-х. Метаморфозы истории и мифология власти на примере этой модели разворачиваются во всей красе.

Сталин участвует в октябрьской революции, слушает в землянке рассказ разведчика, произносит тост за великий русский народ, с членами политбюро гуляет на маневрах, предстает перед матросами на крейсере "Червона Украина", беседует с Лениным, наконец.
"Вряд ли они так по дружбе, сидя в кабинете поверяли друг другу свои сокровенные помыслы, - говорит Виктория Зубравская. – Это придумано, чтобы подчеркнуть преемственность".

Парадные портреты вождей, героев, военачальников писались в русле академической традиции.
Василий Яковлев сумевший академизм наложить на соцреалистическую программу, дожил до 1953, а вот Лев Вязьменский, написавший "Даешь стране миллион чугуна" в 1938, в том же году был расстрелян. Немецкий коммунист Фогелер писавший лесозаготовки в Карелии, свою жизнь окончил там же, уже не как художник, а как заключенный. Но несмотря на устрашающие биографии, которые скрываются за этими полотнами, и все ограничения соцреалистической программы, в живописи 30-х – 40-х встречаются удивительные казусы. "Суд над прогульщиком" Шнейдера – мост от новой вещественности 20-х и живописи ОСТа к "суровому стилю". Или еще один пример – удивительный натюрморт томского художника Лукина "Уголь Кузбасса".

Куратор Зельфира Трегулова первую свою выставку на материалах соцреалистического собрания "РОСИЗО" сделала в 1993 году, в Нью-Йорке, предпоследнюю – "Красноармейская студия" – в прошлом году. Но видно, материал этот неисчерпаем. "Наша задача – не только показать уникальное собрание, уникальное просто тем, что все это сохранилось, но показать разные ракурсы, способы выживания в искусстве в этот период", - говорит Зельфира Трегулова.

Читайте также: Екатерина Деготь о выставке "Соцреализм. Инвентаризация архива"