18.12.2009 | 23:39

Где хранить предметы искусства, имеющие религиозное значение?

Общественная палата Российской Федерации выступила с предложением законодательно определить процедуру передачи музейных экспонатов, имеющих религиозную ценность, на постоянное или временное хранение. Предложение возникло в связи с письмом в Общественную палату от научных сотрудников Русского музея, темой которого была передача иконы Торопецкой Богоматери в подмосковный храм Александра Невского. По замыслу Палаты, законодательные меры позволят сохранить культурные ценности и сделать их более доступными для верующих. Рассказывают "Новости культуры".



Елена Зелинская на досуге вышивает крестом Никольский Морской собор. Она отложила вышивку, чтобы обсудить проект, который всю неделю обсуждала как член комиссии Общественной палаты по сохранению культурного и духовного наследия.

"Мы считаем, что нужно создавать новые правила отчуждения, особый статус для икон и других предметов религиозного назначения", – говорит Елена Зелинская.

Новые правила должны заменить устаревшую инструкцию к 54 федеральному закону"О музейном фонде и музеях Российской федерации".

"17 июля 1985 года, прошло двадцать с лишним лет. Мы изменились, мир изменился, отношение к религии изменилось полностью", – продолжает Елена Зелинская. "В новых правилах должны быть оговорены эти иконы, на каком основании, по какому запросу, на временное или постоянное хранение будут выдаваться. При этом целостность музейных коллекций нельзя нарушать. То есть речь идет о передаче на временное или постоянное хранение", – добавляет она.

Елена верит, что новые правила передачи икон из музеев в храмы – это лишь первый шаг на пути возвращения религиозного искусства на свое исконное место. "Пора подумать о том, что иконы должны вернуться в храмы, для которых они были написаны", – считает она.

Однако можно ли полагаться на церковь в вопросах охраны старинного и хрупкого искусства? По данным статистики, только за этот год из храмов украдено 192 икон, из музеев же – всего три. В розыске сегодня находятся семьдесят тысяч похищенных произведений искусства. Больше половины из них – иконы. Впрочем, не только воры угрожают средневековой живописи. Неправильные условия реставрации и хранения могут навсегда лишить нацию ее образов.

"Реставраторы, мы, как никто, знаем состояние памятников и условий, в которых они должны хранится", – заверяет директор Государственного научно-исследовательского института реставрации (ГосНИИР) Александр Трезвов.

Сейчас, например, обсуждается вопрос о передачи иконстаса Преображенского собора Спасо-Ефимьевского монастыря из московского Музея древнерусского искусства в Суздаль. Специалисты, представляющие себе состояние памятника, взолнованы.

"Просто перевозить нельзя. Это хронически больные вещи, поэтому мы их периодически даже вынимаем из экспозиции, снимаем, вновь кладем на реставрационный стол. Это процесс, к сожалению, постоянный", – поясняет директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева Геннадий Попов.

Специалисты по охране памятников при церкви не предусмотрены. А в практике общения верующих с иконами есть объективные нарушения температурно-влажностного режима хранения произведений искусства.

Как соблюдать баланс между охраной произведений искусства и их доступностью? Елена Зелинская считает, что музей, возможно, обеспечивает охрану, но не обеспечивает доступность.

"Огромное количество икон находится в запасниках. И посетители, и верующие не имеют к ним доступа. Что тоже неправильно и нарушает, между прочим, конституцию", – отмечает член Общественной палаты Елена Зелинская.

Как будут соблюдены наши конституционные права в новых правилах перемещения произведений религиозного искусства, еще только предстоит узнать. Ведь пока комиссия по комиссии Общественной палаты по сохранению культурного и духовного наследия только разрабатывает проект.

Читайте также:
Общественная палата России о передаче музейных экспонатов