19.12.2009 | 22:15

К вопросу о передаче религиозных ценностей

История с Торопецкой иконой еще раз показала – вопрос о передаче религиозных ценностей необходимо ставить уже на ином – законодательном уровне. Все хорошо помнят, как год назад общество расколола весть о возможной передаче из Третьяковской галереи в Троице-Сергиеву Лавру памятника национального достояния знаменитой "Троицы" Рублева. Тогда от переноса раритета отказались. У музейщиков, которые выступают категорически против подобной практики, основной аргумент - сохранность памятника. Но есть и другие подходы к проблеме. Тему продолжат "Новости культуры".



Этот грандиозный ансамбль Минкульт предполагает вернуть в Суздаль Вернуть не просто иконы, а целый иконостас, его высота в собранном виде почти 9 метров, более 60-ти икон, написанных в 1660-е, во время правления царя Алексея Михайловича. Полвека иконостас хранится в музее Рублева, в любую погоду здесь нужные иконам плюс 18. Вернуть его хотят сюда –Преображенский собор Спасо-Евфимиевского монастыря. Формально - тоже музей, монастырь и собор входят в комплекс Владимиро-Суздальского заповедника.

Геннадий Попов, директор Центрального музея древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева: "Вы забываете, что в соборе каждом свои зоны, зона барабанов и зона сводов, это и холод, и влажность, ниже - это другое, это надо все исследовать, и потом я не вижу возможности вообще, честно скажу, не вижу возможности перемонтировки".

Где должны быть иконы – в музее или церкви? Изъяты они были у церкви, но если бы не музеи, говорят реставраторы, иконы бы и не сохранились. В нижнем правом углу – фактически дыра. Что на ней было, не узнает никто, ножом это что-то вырезал поновитель, так называли раньше реставратора, по сути - это был как хирург–самоучка. Адольф Овчинников икону XV века спасает несколько лет. И ему, конечно, жалко - если она попадет в храм, то, говорит, просто погибнет.

Адольф Овчинников, реставратор Всероссийского художественно-научного реставрационного центра им. Грабаря: "Когда уже служба кончилась и никого там нет, по иконам стекает конденсат, вода, вот то, что мы надышали, вода прямо течет, по новой поверхности она еще может стечь, а икона старая, она же вся деструктирована, вся в трещинах, их миллион, она в себя это все забирает, а назад отдать не может".

Виктор Баранов, заведующий отделом темперной живописи Государственного Научно-исследовательского института реставрации (ГосНИИР): "Иконы наполняются влагой, и это приводит к увеличению, на 10 процентов, иконы могут увеличивать свои линейные размеры поперек волокон, представляете".

Русская Православная церковь, напротив, считает, что в музеях иконы пропадают. Пылятся в запасниках, там они как в тюрьме.

Отец Владимир Вигилянский, руководитель пресс-службы Патриарха Московского и Всея Руси: "Мы находимся в храме великомученицы Татианы, все иконы нашего храма, не представляющие никакой ценности, были перенесены в Исторический музей, зачем они им нужны? вот скажите, зачем?"

Уникальное хранилище Исторического музея. Икон здесь - сотни. Многие –это дары. Апостольскую проповедь XVII века, в музей, например, передали духовные лица.

Людмила Тарасенко, заведующая отделом древнерусской живописи ГИМ: "И таких передач мы знаем в конце XIX века и начале XX немало, потому что духовные лица пеклись о тех сокровищах, которые у них находились, они понимали, что грамотную реставрацию можно делать только в особых музейных условиях".

Спорят сейчас и в Пскове. Икону Спас Вседержитель, а это XIV век, требуют переместить из музея - в Спасо-Елеазаровский монастырь, там же на псковщине. Теперь уже реставраторы - церкви адресуют вопрос".

Александр Трезвов, директор Государственного научно-исследовательского института реставрации (ГосНИИР): "Непонятна срочность передачи этой иконы, вот отдай ее летом 2010 года, икона никогда не исследовалась, давным-давно не реставрировалась, за это время невозможно провести ни то, ни другое как следует, тем не менее, вопрос стоит именно так - о передаче – и никаких, что называется".

Специалисты-климатологи уверяют – есть много случаев, когда технически передавать иконы можно. Но если в церкви будут созданы условия. Большая проблема - свечи.

Виктор Дорохов, заведующий лаборатории музейной климатологии ГосНИИР: "Практически нет храмов, где использовались бы только восковые свечи, а продукты сгорания парафинов и стеаринов, это как для икон, так и для фресок, небольшая радость".

Иконы можно защищать и стеклом, упаковывать в капсулы и саркофаги. Хранилища эти дорогие – цена доходит до 60 миллионов рублей.

Отец Владимир Вигилянский, руководитель Пресс-службы Патриарха Московского и Всея Руси: "Я вас уверяю, всем миром церковный люд накопит эти деньги".

Но даже если вдруг условия хранения и будут соблюдены, главный вопрос все же остается. Доступность икон – это молитвенный образ, но и произведение искусства.

Владимир Легойда, председатель Синодального Информационного отдела Московского Патриархата: "В православной традиции к иконам прикладываются, это то, что органично выглядит в церкви, не настолько органично в музее".
Михаил Красилин, заведующий сектором экспертизы ГосНИИР: "Много лет назад из Новгородского музея изъяли икону двухстороннюю, XII века, Богоматери знамени, для русской культуры XII век, это памятник, каких можно пересчитать по пальцам, переместили ее, посадили в такой ящик застекленный, ну и что, икона стала недоступной".

Удачные примеры есть не только на Западе, где католические памятники доступны всем.

Ярославский музей, к примеру, контролирует состояние иконы Богоматери Толгской в Толгском монастыре, сам образ внутри расположен так, что доступен для всех. В Москве, в храме при Третьяковской галерее, хранится особо почитаемая Владимирская икона. Но это единичные случаи.

Анатолий Пчелинцев, юрист: "Нормативно-правовая база в сфере регулирования общественных отношений по передаче во временное или постоянное пользование памятников архитектуры и культуры церковного назначения, эта база сегодня не достаточна".

Музейщики предлагают – с чудотворных икон - создавать списки. Церковь считает – все иконы писались для молитвы, и место им в храме. Но есть и те, кто от многолетних споров уже устал, они готовы решать проблему вместе – исходя из условий сохранения национального достояния страны.

Читайте также: Новый этап в деле о перемещении иконы Торопецкой Божьей матери