21.12.2009 | 11:33

Дмитрий Быков отчитался о проделанной работе

Вездесущего Дмитрия Быкова бесполезно спрашивать о том, как все успеть. Ответ прост. Человек должен вставать не позже восьми утра и тут же приниматься за работу, потому что работа и жизнь – синонимы. При этом главными рабочими инструментами литератора должны оставаться "ирония и жалость". И того, и другого достаточно в новой книге Дмитрия Быкова "Отчет". Собственно, это и есть отчет автора о проделанной за последние четверть века работе. О презентации издания рассказывают "Новости культуры".



Отчитаться Дмитрий Быков решил в свой день рождения. Таким образом, писатель невзначай напомнил, что он приходится между днями рождения Брежнева и Сталина. Как известно, советские лидеры были не чужды литературной ниве и всячески ее опекали. А уж поэтическая ипостась гражданина во все времена в России была почетна. Неудивительно, что именинник из всей своей многоликости – журналист, публицист, писатель, а теперь еще и издатель, – больше всего ценит поэтический дар.

"Конечно, поэтом быть престижнее, чем генсеком, олигархом. Ну, там есть пояснительная записка – за это остальные ипостаси поэта терпели: журналист кормил, публицист что-то еще делал", – поясняет Дмитрий.

Новый поэтический сборник Быкова стал уже седьмым по счету. "Это первая книга, которую я издал, как хочу. Составил так, как хочу. Нет газетчины – чистая лирика", – замечает автор.

В книге собраны стихотворения, поэмы, баллады. Некоторые из них уже знакомы читателям. Все выстроено, согласно четкой хронологии за четверть века – начиная со службы в армии, заканчивая статусом известного и признанного автора. Дмитрии Львович и сам признается: для сорока двух лет "Отчет" получился неплохой. Так что сформулировать свой закон обретения поэтического вдохновения уже можно. С одной стороны, постоянное приобщение к чужому таланту (например, Пастернака, Горького), не может не озарить. С другой стороны, как говорит сам писатель, "сложное состояние, которое Новелла Матвеева определила как "состояние безнадежной беззаботности", когда ничего не можешь изменить".

На вечере Дмитрий Львович читал сам. В манере пренебрежительно ироничной. Впрочем, это в стиле его поэзии. Даже самые щемящие мысли он обычно завершает каким-нибудь парадоксом. Сродни жизнеутверждению. Так, на вопрос о том, что же теперь происходит с Быковым-прозаиком и ждать ли нам открытий чудных, он ответил: "Стихи нельзя писать все время. Пишу еще иногда и книги".