23.12.2009 | 11:03

"Гамлет-машина" Кирилла Серебренникова

Сегодня на Малой сцене Московского художественного театра разрешится вопрос: "Быть или не быть". Зрителям предложат одновременно стать и принцем Датским, и преступным Клавдием, но только на один вечер. Кирилл Серебренников и Московский ансамбль современной музыки представляют проект "Машина" по культовой пьесе-головоломке Хайнера Мюллера "Гамлет-машина". Сам Мюллер – один из крупнейших европейских драматургов второй половины XX века – называл свою пьесу "памфлетом, направленным против иллюзии, что в нашем мире можно оставаться невиновным". Создатели московской "Машины" соединяют экстремальный текст с авангардным звуковым экспериментом и посвящают действо 20-летию падения Берлинской стены. На генеральном прогоне спектакля побывали "Новости культуры".



Небрежно застеленные кровати, пытающиеся заснуть актеры, хотя понятно, что при таком звуковом сопровождении им это не удастся, и режиссер – уверенный, даже спокойный. Картина невероятная, если учесть, что до премьеры чуть меньше суток, а репетиций было всего пять.

Сейчас о таких проектах принято рассказывать либо с долей растерянности, либо с благородным пафосом. Дескать, современное искусство не апеллирует к доступным формам. Правила игры устанавливает художник.

"Сюжета нет, есть голоса, видения, – говорил Кирилл Серебренников. – Есть Офелии – странные, которые переходят в Электру. Текст устроен, как современная музыка, не случайно ее исполняют. Текст Хайнера Мюллера музыкален насквозь". Текст – это отрывки из "Гамлет-машины" Хайнера Мюллера.

Актер Игорь Хрипунов признается: "Текст сложный, но мы все получаем удовольствие от этих текстов, которые позволяют заглянуть в суть человеческой природы".

Пьеса чуть ли не культовая, но российскому зрителю почти не известна. Вполне понято, почему: постмодернистские эксперименты одного из худруков "Берлинер ансамбль" не смогли найти благодатную почву в театре эпохи развитого социализма. Возможно, еще и поэтому этот проект на мхатовской сцене выходит с посвящением – "Двадцатилетию падения берлинской стены"...

"Мне кажется, нам все время надо какие-то стены рушить", – замечает Серебренников.

Рушить стены предлагают с помощью звуковой атаки. С современной музыкой у Серебренникова даже не роман – искренняя детская любовь. Режиссер рассказывает, что первой пластинкой, которую он с удовольствием слушал в детстве, была запись Губайдулиной, Шнитке и Денисова. Новую "Машину" заводят под аккомпанемент из произведений шести современных композиторов. Каждый – мировая знаменитость, правда, в довольно узком кругу знатоков.

"Мы пробовали самые разные качества и в итоге пришли, что играть этот текста не нужно, – ошарашивает своим заявлением актриса Светлана Колпакова. – Кирилл просил все более сдержано, не эмоционально. И надо находить тональность, потому что мы напрямую зависим от музыкантов. Нужно быть вторичным".

Некоторые композиторы сами выходят на сцену вместе с артистами и Московским ансамблем современной музыки. Например, для того, чтобы продемонстрировать виртуозное владение экстремальным вокалом.
Композитор Борис Филановский настроен решительно: "Я не боюсь издавать такие звуки, которые любой вокалист откажется сразу".

Еще будут шумно резать капусту, визжать... Так эта "Машина" и поедет. Правда, ей предложен тестовый режим: красиво выехать и поразить публику получится всего лишь раз.