24.12.2009 | 19:36

К 300-летию со дня рождения императрицы Елизаветы Петровны

"Виват, Елисавет!" – в Царском Селе отпраздновали 300-летие со дня рождения императрицы Елизаветы Петровны. Подарки в виде привезенных на юбилейную выставку экспонатов преподнесла столичная усадьба "Кусково". Консольные часы середины XVIII века мастера Жака Каффиери, китайские фарфоровые блюда, янтарный медальон с портретом государыни, отделанный янтарем футляр для игры в шахматы. На столе, воссоздающем подношение Елизавете Петровне от самого Растрелли, был выставлен изысканный десерт. Подобный подавали при дворе в особо торжественных случаях. Несмотря на то, что это был всего лишь муляж, зрители оценили блеск и величие елизаветинской эпохи. С подробностями – "Новости культуры".



Не самый отмечаемый в России юбилей Елизаветы Петровны Царское село встречает как важнейшее событие уходящего года. На то есть веские исторические причины. Триста лет назад "царская мыза" была подарена Петром супруге в честь рождения дочери Лизетки.

Рождение дочери так вдохновило императора, что он изменил план празднования Полтавской виктории. Прибавление в венценосном семействе отмечали три дня. Со временем Лизетка, как называл ее грозный папа, унаследовала Царское Село и превратила скромную усадьбу в роскошный дворцовый комплекс, соперничающий с загородными резиденциями европейских монархов. Барочный гений Растрелли приобрел в лице императрицы надежного покровителя. Казна открылась для самых смелых архитектурных фантазий.

"Вот только сейчас задумываешься, что она всю свою жизнь строила и перестраивала. Стройка тут шла до 1756 года. Ей оставалось всего пять лет жизни насладиться этим великолепием", – замечает заместитель директора Музея-заповедника "Царское Село" Ираида Ботт.

От отца Елизавете достался импульсивный, непредсказуемый характер, размах во всех начинаниях. Современникам она запомнилась маниакальной тягой к увеселениям и смене нарядов, но была и другая императрица – скрытная, расчетливая, не выпускавшая из своих рук бразды правления огромной страной.

"Общеизвестный факт, что она любила одеваться и никогда не одевала один наряд дважды. А ее пышные пиры вошли в анналы истории. Зато императрица отменила смертную казнь", – рассказывает директор Музея-заповедника "Царское Село" Ираида Ботт Ольга Таратынова.

На предложение отметить юбилей Елизаветы с энтузиазмом откликнулся Государственный музей керамики. В собрание музея после революции попали вещи, имеющие прямое отношение к Елизавете и Царскому Селу. В середине XVIII века начал действовать первый Императорский фарфоровый завод. Во времена, когда фарфор ценился больше золота, императрица ввела аристократическую моду на использование больших парадных сервизов.

"Совершенно точно мы знаем, что это дворцовый чайник, придворный чайник, поэтому мы его сюда привезли. В них разливали морсы, любые холодные напитки, но не алкоголь", – говорит хранитель Музея керамики Татьяна Еникеева.

Полотно 1756 года представляет торжественный выезд императрицы в летнюю резиденцию из Аничкова дворца.

"Надо сказать, эта картина впервые покидает стены музея. Это тоже торжественное событие", – отмечает заместитель директора Музея керамики Людмила Сягаева.

Год создания полотна неизвестного автора совпадает с годом постройки Большого Царскосельского дворца. Возможно, императорский кортеж направляется в любимую резиденцию Елизаветы. Самый необычный экспонат юбилейной выставки – парадное облачение императрицы, выполненное бельгийской художницей Изабель Борхграф. Свои творения автор называет скульптурами из бумаги. Историческая точность, пышность и колорит меняют представление о возможностях материала. По крайней мере, один раз такой наряд вполне могла бы надеть императрица.