25.12.2009 | 11:02

Пять часов Троянской войны

К Новому году и Рождеству принято готовить дорогие подарки. Сегодня в роли "волхвов" одновременно выступят два крупнейших музыкальных театра страны. Большой дарит балетоманам "Эсмеральду". Оперу Гектора Берлиоза "Троянцы" представляет Мариинский. В случае успеха петербургской премьеры, критики уже прочат ей славу европейского события – пятичасовой эпос по мотивам "Энеиды" Вергилия крайне редко появляется даже на концертных сценах мира. Это дает фору не обремененным традициями постановщикам. Победить в Троянской войне на сцене Мариинки маэстро Гергиев поручил каталонцу Карлушу Падриссе – лидеру одной из самых радикальных постановочных компаний Европы "Ля Фура дельс Баус". На генеральном прогоне спектакля побывали "Новости культуры".



Перед премьерой дел невпроворот у всех. И, конечно, не скучает режиссер Карлуш Падрисса – прорабатывает мельчайшие детали с каждым участником постановки.
"Она обнимает ребенка. Идет сюда. Потом они прощаются, и она смотрит на него, как будто бы в последний раз", - объясняет нюансы режиссер.

Декорации привезли из Валенсии. Там в конце октября в бой с "Троянцами" уже вступала та же самая команда во главе с дирижером Валерием Гергиевым и режиссером Карлушом Падриссой. Испанию "Троянцы" покорили.
"Много певцов, огромный хор, огромные закулисные оркестры, хоры, - говорит о стратегии "троянской кампании" Валерий Гергиев. – Огромный оркестр в оркестровой яме. Ресурсы требуются невероятные, средства, в том числе и финансовые". Одни декорации в стиле хай-тек чего стоят.

Режиссер Карлуш Падрисса решился на смелый эксперимент со временем. Действие оперы он перенес из далекого прошлого в будущее. В этой постановке герои путешествуют на космическом корабле. А троянцы здесь – не воины, а компьютерные вирусы.
Карлуш Падрисса не только либретто оперы Берлиоза прочитал по-модернистски, но и в духе футуризма соорудил главный символ троянской истории. "Вот это троянский конь, - режиссер-постановщик показывает удивительную конструкцию. – Здесь зеркала, кажется, что конь сделан из бриллиантов. Это как драгоценность, которая нас привлекает. Все вещи, которые нас притягивают, входят в нас, как вирус. И таким образом разрушают нас". Разрушать, правда, не стали язык оперы: все арии и речитативы на французском.

Певица Млада Худолей, исполнительница партии Кассандры, рассказывает о своей работе: "Я влетела в эту постановку вообще немножко аврально. Чуть-чуть авантюристски. Мне было сказано начать эту роль совсем недавно. Я, конечно, не справилась бы с этим, если бы не говорила по-французски довольно хорошо".

В этом спектакле костюмы весят каждый почти 5 килограммов. Но не только в них тяжесть. Как сделать так, чтобы классические арии, современные костюмы и футуристические декорации слились в гармоничное трезвучие? И как удерживать внимание публики целых пять часов.
Исполнитель партии Хореба Алексей Марков, уверен, что сложность не только в этом. Тяжело приходится и исполнителям: "Крупные партии – сложность заключается в том просто, чтобы допеть до конца".

От начала до самого конца оперы работает видеопроектор. В постановках Карлуша Падриссы это почти всегда обязательный элемент. Франк Алеу, художник-видеографик, поясняет: "Здесь наша цель – это ни в коем случае не сделать какой-то отдельный фильм. Мы хотим через видео передать драматизм, динамику оперы". Оперы, которой сам автор не предрекал большого успеха. У Валерия Гергиева другое мнение. Аргументируя свою позицию, маэстро вспоминает, что сам Берлиоз бывал в Санкт-Петербурге.
"Здесь его поджидали триумфы, когда он приезжал, - вспоминает историю Гергиев. – Надеюсь, что примут и его самое крупное произведение".
Оправдаются ли надежды, станет ясно уже сегодня вечером.