25.12.2009 | 19:36

Сто лет со дня рождения Глеба Лозино-Лозинского

Сегодня исполнилось сто лет с рождения Глеба Лозино-Лозинского, одного из самых известных отечественных авиаконструкторов. На его счету разработка лучших советских самолетов, в том числе, и знаменитого орбитального – Бурана. Рассказывают "Новости культуры" .



В 40-х годах авиаконструкторы столкнулись с проблемой – скорость самолетов надо было увеличить, а винты с этим не справлялись. Именно тогда и проявился инженерный талант Лозино-Лозинского. При его участии в КБ Микояна был создан первый самолет с комбинированным полуреактивным двигателем. Опытный образец развил скорость 850 км/ч. С тех пор каждый прорыв в советской авиации был связан с именем Лозино-Лозинского.

Степан Микоян, летчик-испытатель: "Самолет Миг-15, который вошел в историю как классика. Тоже его работа. То есть в каждом самолете, поскольку там есть двигатель, а он был руководителем бригады силовых установок, он принимал участие".

После покорения скорости звука Лозино-Лозинский возглавил в КБ Микояна отдельное направление. Итогом стало создание первого в мире серийного сверхзвукового истребителя Миг 19. На смену ему пришла 21-я модель, которая поставила несколько абсолютных мировых рекордов. В 64-году свой первый полет совершил миг 25. За разработку этого самолета Глеб Лозино-Лозинский получил звание Героя СоцТруда. К этому времени советская авиация уже была готова для космоса. Разработку проекта "Буран" поручили Лозино-Лозинскому.

Лозино-Лозинский признавал, что Буран скопирован с Шатла. Ведь конфигурация американцев уже несколько лет работала успешно, а лишний риск нашим конструкторам был не нужен. Но отличия есть, и значительные. Комплекс "Энергия-Буран" мог выводить на орбиту не только космический корабль, но и груз - массой до 100 тонн. В Буране предусмотрена система экстренного спасения экипажа и, в отличие от Шатла, советский аппарат мог управляться не человеком, а мощным по тем временам бортовым компьютером. Свой единственный полет в 88-м году Буран совершил полностью в автоматическом режиме.

Лозино-Лозинский как руководитель проекта вникал во все процессы, даже в создание теплозащиты корабля – специальной керамической плитки, внешней обшивки Бурана. При входе в атмосферу, на скорости около 28 тысяч километров в час, крылья самолета нагрелись до полутора тысяч градусов. В какой-то момент казалось, что неизбежна авария, но Буран выдержал. После двух витков вокруг планеты он приземлился в точно указанном месте на аэродроме "Юбилейный", с погрешностью всего несколько метров.

Глеб Лозино-Лозинский, авиаконструктор: "Что можно сказать про это детище многих людей. Их ума, сердца, любви к технике и природе. Это гордость не только тех, кто создал. Это гордость всего человечества. Результат его развития. Мы рассчитываем, что он будет приносить много пользы".

Однако к тому времени денег в стране на проект уже не было. Через год после запуска Бурана НПО "Молния" под руководством Лозино-Лозинского защитило проект "Макс".

Владимир Скороделов, заместитель главного конструктора НПО "Молния": "Глеб Евгеньевич довел этот проект до состояния, когда можно было уже делать рабочие чертежи и передавать в производство. Более того, вы сегодня увидите отдельные агрегаты конструкции, изготовленные при нем".

Космический корабль "Макс" был меньше "Бурана". И на орбиту его выводила не одноразовая ракета, а самолет Ан-225. Это в разы уменьшало стоимость. На всемирном салоне изобретений в Брюсселе в 94-м проект получил золотую медаль. Но проект положили на полку. До конца жизни Глеб Лозино-Лозинский пытался его реализовать.

Ирина Лозино-Лозинская, дочь авиаконструктора: "Это катастрофа не только для него – для многих людей. 20 лет прошло, а для них - это потеря мэйнстрима – главного направления в жизни…"

Глеб Лозино-Лозинский был одним из тех, кто с нуля создал целое направление в авиации. И его последователи считают, что однажды космические проекты конструктора получат вторую жизнь.