26.12.2009 | 22:57

"Архнадзор": на страже архитектурного наследия Москвы

В Москве идут бурные дискуссии о Генплане развития столицы до 2025-го года. А на этой неделе, в частности, в Мосгордуме, было приняты к рассмотрению около двух сотен поправок, предложенных движением "Архнадзор". Все они касаются архитектурного наследия города, которое тает быстрее, чем московский снег под дождем. Историческая ценность не выдерживает конкуренции со стоимостью коммерческой недвижимости. Чтобы на доме появилась табличка "Памятник" нужно преодолеть массу административных механизмов. И работают они гораздо медленнее бульдозеров и подъемных кранов. Теперь статус памятника уже не является гарантом безопасности и сохранности здания. Есть масса сценариев того, как преодолеть "очевидное" – культурную значимость, и добиться "невероятного" – уничтожить памятник. Действие некоторых схем проследили "Новости культуры".



Крепкие стены "Детского мира", казавшиеся незыблемыми миллионам ребятишек, в этом году дрогнули. Здание сейчас потрошат изнутри. Корреспондентам "Новостей культуры" координаторы движения "Архнадзор" предоставили фотографии. Мраморная облицовка, резные капители, лестницы – все ломают. От знаменитых часов-карусели и секунды не останется. Инвестор приспосабливает памятник архитектуры регионального значения под современный торговый центр. И так можно. В постановлении мэра Лужкова черным по белому указан предмет охраны – только внешний объем, то есть стены здания. Случай беспрецедентный. Вроде бы памятник, но ломать можно. Манипуляции с формулировками – не новость. Другой прием в борьбе с историческим наследием – просто не допустить, чтобы дом получил статус памятника. И буквально на этой неделе Межведомственная комиссия под руководством Владимира Ресина отказала Расстрельному дому на Никольской в таком статусе. В основе здания – палаты XVII века, а в XX веке здесь заседала Военная коллегия Верховного суда, знаменитые тройки, выносившие тысячами расстрельные приговоры, которые тут же, прямо в подвалах, приводились в исполнение.

Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения "Архнадзор": "Не может быть никаких мотивов у историко-культурной экспертизы для снятия с охраны. Однако Москомнаследие и комиссия нашли слова. Мотивом для отказа являются ранние договоренности и инвестиционные проекты".

Расстрельный дом может продолжить ряд бутиков Третьяковского проезда. Коммерческое будущее или снос ожидает и других отказников этого года: самого знаменитого погорельца со времен Манежа, дом Быкова. Да и типографию Жургаза, единственное в мире творение Лисицкого - тоже горевшее. Вообще у большей части зданий, которым отказали на этой неделе в постановке на охрану, уже есть инвесторы и проекты освоения. Этим и объясняются парадоксальные, но, тем не менее, разрешительные заключения экспертов.

Виктор Шередега, директор Центра историко-градостроительных исследований: "Эксперт получает вознаграждение за свой труд, в результате которого заинтересован коммерсант – от самого коммерческого заказчика. Будет нужная экспертиза – получишь, нет – получишь неприятности. И это вполне реально".

Каковы же перспективы здания, так и не ставшего памятником?

Роман Рыбало, заместитель председателя Москомнаследия: "Если здание не обладает статусом объекта культурного наследия, это не значит, что его нужно сносить. Просто на него не распространяются некоторые ограничения".

Однако практика показывает другое. Вот пример: на Пречистенке от дома графа Татищева, участника Отечественной войны 12-го года, председателя следственной комиссии по делу декабристов – мало что осталось. Чудом уцелел только старинный фасад, над которым нависает современный комплекс. Дому в свое время отказали в постановке на охрану.

Виктор Шередега, директор Центра историко-градостроительных исследований: "Конечно, это означает, скорее всего, снос и смерть здания".

Царство Снежной королевы напоминает сейчас дом купцов Гурьевых в Потаповском переулке. Его тоже рекомендовано вывести из списка объектов, которые получат статус регионального памятника. В заключении экспертов читаем – "не были выявлены ценные архитектурные элементы".

Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения "Архнадзор": "Ложь, которая будет видна любому студенту МАРХИ. Это дом, который в основе имеет палаты XVII века".

Пожара, который произошел за два дня до заседания комиссии Ресина.

Рустам Рахматуллин, координатор общественного движения "Архнадзор": "Проводим параллель с домом Быкова. Расселение, заселение гастарбайтерами, отключение от коммуникаций, их быт плюс прямой интерес инвестора, и выстраивается вся цепочка: 2 пожара, 2 положительных решения о снятии с охраны".

Конечно, решения комиссии Ресина об отказе в постановке на охрану носят рекомендательный характер, окончательное решение – за мэром.

Фантазия уничтожения всегда изощреннее фантазии созидания. Существует множество рецептов того, как лишить памятник архитектуры его статуса и затем уничтожить до основания. Но пока никто не придумал, как сделать так, чтобы на место современного уродца из стекла и бетона вернулся старинный особняк с богатейшей историей.