28.12.2009 | 11:19

Итоги киногода

Международный день кино – хороший повод, чтобы уже сегодня подвести основные итоги российского "кинематографического года". Главное – в кино ходят. В уходящем 2009 в российских кинотеатрах побывали 139 миллионов человек, что на четыре процента больше, чем в 2008, и всего на два миллиона меньше общей численности населения страны. Это соответствует ожиданиям социологов, предсказавшим повышение спроса на "целительную иллюзию" в условиях мирового финансового кризиса. Но как в действительности повлиял кризис на состояние отечественного кинематографа? И можно ли по данным контент-анализа нового российского кино делать выводы о "великой депрессии", охватившей сам жанр? Исследование провели "Новости культуры".



Картина первая – оптимистичная. Замороженные в начале года проекты к весне растаяли. Фильмы, несмотря ни на что, снимали и даже выпускали в прокат. В этом году зритель увидел 88 российских картин. Это не то, что кризисная цифра, – это больше, чем в 2008 году. Но вот на мировые фестивальные экраны российское кино пробиралось с трудом.

В 2009 отечественный кинематограф почивал на старых лаврах засохших "каннских ветвей", в окружении постаревших "Берлинских медведей" и прошлогодних "венецианских львов": в основной конкурс большой фестивальной тройки не взяли ни один наш фильм.

Режиссер Алексей Герман-младший считает, что виноваты в этом авторы фильмов. Дело, по его мнению, будет безнадежным, пока современное русское кино не начнет говорить более понятным для остального мира языком.

Зато в городке Локарно, на фестивале поскромнее, режиссер Мизгирев, "бубном по барабану" ударил так, что швейцарского "леопарда" приручил, а на Родине, в России, потом еще и отчитывался – и за фильм, и за все свое поколение. "Я не снимал депрессивное кино, я снимал кино, от которого мне самому не было бы стыдно", – говорит режиссер фильма "Бубен, барабан" Алексей Мизгирев.

Депрессивное кино крутили в Сочи. "Кинотавр" собрал не просто команду молодых режиссеров – их называют уже целой "новой волной": Сигарев с "Волчком", Вырыпаев с "Кислородом", Хлебников с "Сумасшедшей помощью". Разогретую сочинским солнцем "новую волну" в Москве накрыл холодный душ. Один из скандалов года – конфликт отцов и детей. "Отцы" с высоких трибун молодых обвиняли и в том, что их кино депрессивно, и в том, что это фестивальный заказ. Слишком уж рвутся молодые на красные фестивальные дорожки, используя зарубежные фестивали, чтобы стать знаменитыми на родине.

Знаменитые и не очень – перед прокатом в России по-прежнему равны. Почти все – в минусе. Всего в кинопроизводство в этом году вложили девять миллиардов рублей, а в прокате российские фильмы собрали лишь пять с половиной. Кино все так же убыточно.

Сергей Соловьев в этом году на риск не пошел. Свой фильм-долгострой "Анну Каренину" обкатывал только на фестивалях. Павел Лунгин, выпуская в большое плавание "Царя", на титул короля кинокассы и не рассчитывал.

"Нет у нас проката, нет. Фильм не может пока окупиться", – объяснял свой пессимизм режиссер.

"Царя" показали в Каннах, а потом этой картиной открывали Московский кинофестиваль. На ММКФ от России в этом году были одни мастера. Александр Прошкин с фильмом "Чудо", Карен Шахназаров с "Палатой № 6", но Святого Георгия взяла "оппозиция" – главный приз достался режиссеру Николаю Досталю – постоянному оппоненту Никиты Михалкова.

Горячился Никита Михалков в марте, в канун Чрезвычайного съезда Союза кинематографистов. Раскололся Союз еще в 2008 – председателем тогда избрали Марлена Хуциева, – но сам съезд Минюст признал нелегитимным. Внеочередной, чрезвычайный, созывал уже Никита Михалков в Гостином дворе – масштаб, достойный силы его ораторского таланта. Докладывал, рассказывал, смахнул слезу – и 1932 человека сказали: "Верю". Точка в главном скандале года – Михалков остался на своем посту.

Как председатель Союза кинематографистов России Никита Михалков сказал: "Тяжелый груз вы на меня сваливаете. Я уже сказал, что, наверное, сейчас другого выхода нет. Объединяться в России на ненависти и нелюбви смысла нет".

Еще один результат года 2009 – российские фильмы вошли в хит-парад кассовых. Масштабный "Тарас Бульба" – один из лидеров. Фильм признан самой кассовой экранизацией русской классики. Сборы могли быть и больше, но пираты в этом году словно бросили всем черную метку. Нелегальные диски – везде, в Интернете – нелегальные копии. На пиратский сайт "Тарас Бульба" был выложен всего через час после премьерного показа. Осуществление мечты искоренить пиратов переносится на следующий год, а в этом, как никогда, близка оказалась мечта другая, заветная, продюсерская цифра в три тысячи экранов.

Картина вторая – двоякая. Исторический рубеж в две тысячи экранов взят. Весь год в России открывали новые залы, большинство из них – цифровые. Аналитики подсчитали: кинозал, где крутят фильмы в формате 3D, собирает в три раза больше. Вот только отданы эти залы не нашим фильмам – российскому кино пока нет места на этом аттракционе.

Под конец года о своем месте в российском кинематографе задумались многие. С 2010 государство предлагает новую систему поддержки – финансировать не отдельные фильмы, как это было раньше, а целые студии. Кто-то новую модель уже назвал "семистудийщина". Сразу возникает много вопросов: кто попадет в число счастливчиков, кто разделит бюджетный пирог, сколько надо будет возвращать государству и как при этом быть остальным?

Продюсер Евгений Гиндилис уже сейчас признается: "У нас ни у кого нет никакого понимания, что и каким образом мы будем делать в следующем году".

Новый, 2010 год ждут все же с надеждой. Финансирование вырастет на 55%, на развитие киноиндустрии будет выделено почти пять миллиардов государственных рублей. Ждут и на главной в России фабрике грез.

Картина третья – ожидающая. В дирекции Мосфильма открылась выставка достижений отечественного кинопрома. Главный стенд – два "Оскара" – за "Войну и мир" и "Дерсу Узала". Ждут золотого новичка. В год 85-летия "Мосфильма" фильм Шахназарова "Палата № 6" от России выдвинут на "Оскар".