28.12.2009 | 13:35

Владимир Мотыль: "Смерть Исаака Иосифовича – это мое большое личное горе"

Исаак Шварц был великим импровизатором, композитором до мозга костей, и в своей профессии презирал суету, свойственную миру кино. Такое мнение высказал сегодня кинорежиссер Владимир Мотыль.

"Мне очень сложно говорить, – признался он. – Смерть Исаака Иосифовича – это и мое большое личное горе, и потеря для всего кинематографа. Равных ему назвать очень трудно". Режиссер напомнил, что Шварц писал музыку к большинству его фильмов – "Белое солнце пустыни", "Звезда пленительного счастья", "Женя, Женечка и "Катюша". "Специфика его работы заключалась в том, что поначалу он медлил, музыки от него было добиться трудно, а Исаак не любил суету, – рассказал Мотыль. – Он должен был проникнуть в суть фильма, обязательно побывать на съемочной площадке и принять участие в творческих спорах".

По словам режиссера, прежде всего композитор давал послушать свою музыку жене и помощнице Антонине. "Он всегда прислушивался к мнению своих соратниц, хотя и был очень независимым человеком, – вспоминает Мотыль. – Иногда мы с ним ссорились по поводу его произведений, а потом один из нас сдавался. В творчестве мы всегда с ним были на равных".

Мотыль подчеркнул, что Шварц был великим импровизатором. "Иногда он придумывал музыку прямо на ходу, неожиданно зачеркивал что-то и добавлял новые ноты, – сказал режиссер. – В его музыке была непосредственность, в ней не было никакой вымученности. Хотя его жена рассказывала, что Исаак работал очень много и трудно. Иногда он уходил на прогулку, чтобы отдохнуть, отдышаться и снова вернуться к роялю". По словам Мотыля, музыка Шварца была "как майский ветерок – приятной, мелодичной и проникнутой весенним настроением".

"Музыка Исаака Шварца всегда подстегивала всех нас и в свою очередь вдохновляла на взятие творческих вершин в общей работе над фильмом", – вспоминает многолетний друг Шварца, оператор "Белого солнца пустыни", народный артист России, лауреат Государственных премий СССР и РФ Эдуард Розовский. "Мы вместе в начале 1950-х годов начали работать на студии "Ленфильм", куда я пришел начинающим оператором, а он уже был известным композитором. Уже тогда мы с ним близко подружились и, конечно, постоянно встречались во время съемок на многих фильмах, в том числе ставшим отечественной классикой картиной "Белое солнце пустыни", к которому он написал музыку, и где я был главным оператором", – рассказал он. "Музыка и песни, которые исполнял в той картине незабвенный "таможенник Верещагин", Павел Луспекаев, уже стали народными. Они поддерживают сегодня не только меня, но и весь наш народ", – подчеркнул Розовский.

Все материалы об Исааке Шварце>>>