30.12.2009 | 10:42

Итоги года. Литература

Подводить итоги года в отечественной словесности – задача не из легких. Количество писателей, как, впрочем, и литературных премий в современной России неуклонно растет. Но количество – еще не показатель качества текстов, а их изощренность и сложность далеко не всегда означает попадание "в десятку". В уходящем году были и поводы для оптимизма. Публикация набоковской "Лауры" еще раз доказала, что рукописи не горят. Печатные издания и Интернет продвинулись в поисках мирного передела книжного рынка, а авторы, каждый по-своему, решают вечную дилемму – переосмыслить мир или просто создать хорошую прозу. Вариант эпилога к литературному 2009 предлагают "Новости культуры".



Главными направлениями или "трендами" в современной литературе сами писатели называют коллажность текстов, составление их из разнородных элементов. Мозг читателя больше не в состоянии воспринять что-то более серьезное, объединенное единым мировоззрением, вроде толстовского. Об этом можно прочесть в новом романе Пелевина "Т", вышедшем в этом году и ставшим бестселлером.
Там же найдется мысль, что герой романа – заведомо сложнее времени, в которое он попадает, а история – это нечто с размытыми контурами, то, что можно создать заново. Хорошо иллюстрируют эту идею и главные национальные литературные премии. Победителем "Большой книги – 2009" стал роман "Журавли и карлики" Леонида Юзефовича – книга представляет собой сразу несколько пластов того, что принято считать историческим сознанием. Вторая премия досталась Александру Терехову за книгу "Каменный мост" - восьмисотстраничный том в жанре мокьюментари - то ли роман, маскирующийся под историческое исследование, то ли историческое исследование в виде романа. Кстати, эти же книги попали в "короткий список" "Русского букера – 2009". Видимо, образцы монументального осмысления отечественной истории сейчас в большом дефиците. Победительницей же "Русского букера" стала Елена Чижова и ее роман "Время женщин" - история о том, как в советское время три старорежимные старушки растят девочку-соседку по коммунальной квартире. Своеобразная попытка изжить травмы, нанесенные советской властью, как настаивает жюри – это тенденция. Но заметно и другое: пережить историю без фантастических допущений уже невозможно.

История в том безоговорочном виде, в котором она существовала в советское время, завершилась. 2009 год – год жарких споров и о новых учебниках истории. Согласно данным опроса ВЦИОМ за 2009 год, две трети россиян считают, что оценка исторических событий должна быть раз и навсегда для всех единой. Мнение шестидесяти процентов населения страны.
Леонид Кацва, учитель истории в московской гимназии №1543, уверен: "Единый учебник, каким бы он ни был, не будет соответствовать задачам разных школ. Существуют очень разные школы, с разными программами, у каждого учителя своя методика. Наконец, дети тоже разные".
Ольга Каменчук, сотрудник Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), приводит пугающие цифры: "Среди россиян студенческого возраста 47% – половина! – не могут назвать дату начала Второй мировой войны. И только одна четверть населения говорит, что история не существует вне политики. Это реалисты".

В уходящем году спорили не только о том, что говорить, но и том, как говорить. Новость, которую многие восприняли с большим сарказмом, - реализация положений федерального закона от 1 июня 2005 года "О государственном языке РФ". С этого года "кофе" можно употреблять как в мужском, так и в среднем роде, а перекусывать - йогуртом, хотя можно и по старинке – йогуртом. В общем, запутаешься. Над новыми словечками вроде "брачащиеся" или "договор" не пошутил только ленивый. Филологи успокоили – язык все время меняется, в нем остаются наиболее жизнестойкие нормы, которые не зависят от законов.

Сразу два литературных музея появилось на карте Москвы в уходящем году. По адресу "Остоженка, 37" открыл свои двери для посетителей "домик Муму". Именно там жила мать Тургенева, ставшая прототипом барыни, отправившей на гибель невинное животное. А на Никитском бульваре, дом 7а, теперь есть Музей Гоголя. Выставочное пространство хоть и небольшое, зато во дворе – настоящий Гоголь скульптора Николая Андреева.

2009 год был годом Гоголя. Празднование 200-летия со дня рождения национального гения отмечали, как это принято, с размахом. И не только в столице, но и в Киеве, Полтаве и Сорочинцах. Гоголю посвятили многочисленные научные симпозиумы, театральные фестивали, тематические выставки, кинофестивали, на Украине даже выпустили юбилейную монету с узнаваемым профилем, почтовую марку и конверт. Главным открытием в гоголеведении в этом году стал труд писателя и литературного критика Игоря Золотусского "Смех Гоголя".

Не забыли в уходящем году и о других классиках – в России появилось сразу два памятника Осипу Мандельштаму. Один из них, работы московского скульптора Лазаря Гадаева, установлен в Воронеже – в сквере напротив домов, в которых жил поэт во время ссылки. А в Москве на пересечении улицы Забелина и Старосадского переулка установили четыре базальтовых куба. Венчает эту композицию голова Мандельштама. Как объяснили свою работу ее авторы Дмитрий Шаховский и Елена Мунц, "это должен быть памятник победителю".

Много говорили в этом году и о памятнике Иосифу Бродскому. Место, куда будут приходить поклонники поэта, московские власти определили в уходящем году - Новинский бульвар, на противоположной стороне от американского посольства. Этот несколько странный выбор главный архитектор Москвы Александр Кузьмин прояснил так: "Именно через американское посольство Бродский покинул Россию". С автором скульптуры, вернее скульптурной композиции тоже уже определились – им станет Георгий Франгулян.

Без особого размаха прошел юбилей Андрея Платонова. И все-таки к 110- летию со дня рождения писателя вышло в свет несколько изданий, самым удачным из которых следует признать восьмитомник издательства "Время" – в основном, из-за впервые опубликованных в нем писем Платонова к жене Марии. Представили эту маленькую сенсацию на ярмарке интеллектуальной литературы Non/Fiction. Там же читатель нашел и незавершенный роман Владимира Набокова "Лаура и ее оригинал". В своем завещании Набоков просил уничтожить роман, но его сын Дмитрий, спустя 32 года после смерти отца, решился-таки опубликовать "Подлинник Лауры". 138 карточек романа, изданного факсимиле, читатель может переставлять как ему угодно и составлять свою историю. Подобного рода интерактивное взаимодействие с литературой представляет собой и печатный станок print on demand, его также показали на Non/Fiction. Теперь можно самому создать книгу, которой нет в свободном доступе, или книгу, которая издавалась, например, полвека назад. Остается надеяться, что такая попытка решить проблемы маленьких издательств и маленьких книжных магазинов, рассчитанных не на массового читателя, будет успешной в будущем.
Специальным гостем ярмарки умной книги в уходящем году была Чехия – особый акцент гости сделали на детской иллюстрации.

Еще одна книга, вышедшая в этом году напрямую касалась детей – в Англии спустя 80 лет после появления книги о медвежонке Алана Милна выходит продолжение истории о Винни-Пухе. Ее автор – Дэвид Бенедиктус. Книга уже вызвала бурю эмоций, причем самых разных. Ведь, как ни крути, Винни-Пух – национальное достояние Англии.

Скандалы вокруг продолжений хорошо знакомых всем книг разразились и в Америке: Джером Сэлинджер, не появляющийся на людях с 1965 года, прервал затворничество. Причиной для столь серьезного шага стал сиквел романа "Над пропастью во ржи", книга шведского гражданина Фредерика Колтина. Но "60 лет спустя, пробираясь сквозь рожь" уж слишком похожа на оригинал. Суд Нью-Йорка принял сторону 90-летнего классика.

Все материалы по теме>>>