31.12.2009 | 10:34

Итоги 2009 года. Театр

В отличие от уходящего календарного года, театральный сезон – в разгаре, и подводить его итоги можно лишь условно. Тем более, что в 2009 году отечественным театрам пришлось решать много непростых проблем. При этом они продемонстрировали не только профессиональную активность, но и заявили о своей гражданской позиции. О театральных и околотеатральных волнениях года напомнят "Новости культуры".



Положить голову в пасть льва – это, конечно же, риск, но и театральные режиссеры не меньше рискуют, проделывая этот фокус с публикой. В 2009 году зрители не молчали, а активно протестовали против некачественной, на их взгляд, театральной продукции. Так что режиссеров не с дрессировщиками приходится сравнивать, а с воздушными акробатами, которые балансируют на канате под куполом цирка.

Зыбкость положения подтвердили ряд отставок и назначений. И это при невероятно возросшей на театральной почве социальной активности. В Челябинске власти отказались финансировать один из самых известных городских коллективов – театр "Манекен". Под давлением театральной общественности некоторые средства были выделены.

В Нижегородском ТЮЗе, объявив массовую голодовку, актеры протестовали против назначения нового худрука. Потребовалось вмешательство конфликтной комиссии Союза театральных деятелей – есть и такая, – после чего труппа разделилась на два лагеря. Один выступал за Владимира Золотаря, другой – за Владимира Симакина. Последний победил.

Театральные волнения не обошли стороной и столицу. В Театре Вахтангова кипели настоящие страсти. Минкульт не собирался продлевать контракт с Римасом Туминасом, однако актеры отстояли своего худрука. Тот в начале осени выдал "Дядю Ваню", сейчас вовсю готовит "Маскарад".

"Когда опасно, когда плохо – настроение у меня хорошее. Надо преодолевать. Дуэль со сценой всегда интересна и опасна", – считает режиссер.

Уже состоявшимся выборам ректора в ГИТИСе, тоже предшествовал скандал. 13 мая отстранили от должности Марину Хмельницкую. По 278 статье Трудового кодекса – то есть по решению учредителей. Ректорское кресло минкульт предложил Юрию Шерлингу. От подобной рокировки ГИТИС залихорадило. Студенты учили "Марсельезу", профессора готовились встать на баррикады. После двух суток Шерлинг был вынужден откланяться. Пост исполняющей обязанности заняла Карина Мелик-Пашаева, в конце декабря избранная ректором.

"Первое – надо подготовить документы и отправить их в министерство, чтобы меня утвердили. Это первое. Ну а потом надо обеспечить сессию, жить жизнью коллектива. Я не знаю, это первое, второе или третье. Это единственное", – убеждена Карина Мелик-Пашаева.

На фоне театральных волнений, премьеры, впрочем, шли своим чередом. С наступившим кризисом, их меньше не стало. А посещаемость театров как говорят, возросла. По крайней мере, по сравнению с прошлым годом. По словам Олега Табакова, зал МХТ в связи с кризисом заполнен теперь не на 98, а на 99 процентов. МХТ, начав сезон с "Трехгрошовой оперы", продолжил "Ивановым".

В предъюбилейном году Чехов в очередной раз бил все рекорды популярности. Можно только догадываться, что будет в следующем. Так, "Дядю Ваню" в прошедшем году поставили Туминас, Кончаловский, в петербургской Александринке – Щербан. "Ленком" пошел своим путем, Марк Захаров "Дяде Ване" предпочел "Вишневый сад".

"Есть купцы у Островского, а есть у Чехова – цивилизованные предприниматели, которые мне симпатичны", – поясняет художественный руководитель театра "Ленком" Марк Захаров.

Итоги театрального года возможно было бы проанализировать по результатам всевозможных премий. Их-то у нас предостаточно, на любой вкус. Но они, как правило, вручаются по итогам прошлого сезона. В Санкт-Петербурге культурный департамент решил исправить ситуацию и учредил еще одну – под названием "Выбор33" – так как в голосовании принимали участие 33 эксперта. Лучшей постановкой они признали спектакль "Изотов" Андрея Могучего. Второе место у "Дяди Вани" Андрея Щербана, бронза – за постановкой Валерия Фокина "Ксения. История любви". Вся призовая тройка родом из Александринки. Там действительно, происходило много интересного, включая собственный фестиваль.

Фестивали демонстрировали самые передовые достижения в театральном искусстве. Возмущали, восхищали и провоцировали. Чеховский и вовсе представил цирковую программу, доказав, что стоит только выйти за границы манежа – и вот он театр.

"NET" и "Сезон Станиславского" показывали свои спектакли почти параллельно, явно не опасаясь возможных пересечений. В один и тот же день в афише были Коршуновас с "Гамлетом" и Някрошюс с "Идиотом". И если последний, бесспорно, стал главным событием в "Сезоне Станиславского", то литовского "Гамлета" на "NETе" обогнал и толерантный Ян Фабр, и кукольных размеров "Великая война".

"С каждым фестивалем областей возмущения становится все меньше. Наша публика более толерантна. "Оргия толерантности" провоцирует публику, чтобы хоть кто-то бросил помидор", – говорит театральный критик Ольга Егошина.

Режиссерское поколение, которое мы все еще называем молодым, либо находилось в простое, либо следовало привычным курсом. Кирилл Серебренников экспериментировал и писал манифесты. Константин Богомолов примерялся то к большому кассовому "Фигаро" то к камерной классике. Панков продолжил "гоголевские вечера". Карбаускис начал репетировать в РАМТе. Кстати, Российский молодежный ставил рекорды: после многочасового "Берега утопии" коллектив удивляет всех количеством премьер и делает все, чтобы оправдать свое название – Молодежный.

Делать ставки на молодых и незнакомых режиссеров, в театрах не стали. За минувший год, громко не прозвучало ни одно новое имя. Ставили в основном признанные мастера. Впрочем, возможно, уже в следующем году появится темная лошадка. И главное, чтобы в нее кто-нибудь поверил – а она возьмет и выиграет в забеге.

Все материалы по теме>>>