06.01.2010 | 10:38

Итоги 2009 года. Балет

Имена делают афишу и гарантируют сборы. Поняв эту аксиому, театры бросились за птицами высокого полета. В этой гонке театр Станиславского и Немировича-Данченко обошел Большой и Мариинку, заполучив испанца Начо Дуато. А затем закрепил позиции, подписав контракт с Килианом и Ноймайером. Такая расстановка сил титанов удивила, насторожила и заставила встряхнуть почтенной стариной. "Новости культуры" рассказывают о том, что значимого произошло в мире балета и хореографии за 2009 год.



Свой шанс труппа Станиславского и Немировича-Данченко использовала на все сто, открыв двери испанцу Начо Дуато. Классик современной хореографии восстановил "На Флореста". Шедевр на который молилась вся Европа, теперь в вечере одноактных балетов - между "Маргаритой и Арман" и "Призрачным балом".

Мариинка тоже сделала ставку на проверенные имена. Бывший худрук Большого - Алексей Ратманский - выпустил "Конька-горбунка". До слез растрогав Майю Плисецкую, первую исполнительницу главной партии, и Родиона Щедрина, автора музыки. Проект Дианы Вишневой - "Красота в движении" – рекордсмен. Три "Золотые маски". Спектакль вошел в репертуар. В конце года американец Бен Хьюс вернул в афишу "Шотландскую симфонию" Баланчина. Сбитые в кровь ноги балерин ничто по сравнению с полетностью и невесомостью танцовщиц.

Королями танца не рождаются, королями танца становятся…Самый амбициозный проект года - мужчины-танцовщики в борьбе за королевский титул, бисы и покорение мира.

В этом году все силы и средства бросили на Московский международный конкурс артистов балета, жертвуя ежегодным гала-концертом "Бенуа де ля Данс". Но солидная география конкурса – больше двадцати стран, не гарантировала высокий уровень участников. Без особых разногласий члены жюри раздали призовые места. Но Гран-при остался до лучших времен. Гала-концерт "Памяти Бежара" - тоже из категории разочарований. Ситуацию не спас даже Владимир Малахов и его четыре примы. Вместо обещанного грандиозного зрелища – получился обычный дивертисмент.

Новаторы и модернисты задают тон современному искусству. Но самые смелые креативщики не могут конкурировать со старыми мастерами. Петипа и Бурнонвиль все так же в цене. "Эсмеральда" и "Коппелия" в Большом. "Неаполь" в Станиславского и Немировича-Данченко... затмевают непозволительной роскошью имперского стиля новомодные постановки.

Большой переживает не лучшие времена, затянувшаяся реконструкция и ее туманные перспективы нервируют труппу. Но балетные премьеры идут своим чередом. Сергей Вихарев, поставив "Коппелию" и сорвав рекордное количество бисов и рецензий, передал эстафету двум своим коллегам – петербуржцу Василию Медведеву и худруку балетной труппы Большого Юрию Бурлаке. Те под занавес выпустили "Эсмеральду". На идею работал даже Интернет – музыкальную партитуру Пуни нашли во всемирной паутине. Танцы времен Петипа перекроили под современных танцовщиков. Костюмы и декорации сделали по эскизам XIX века.

Эсмеральдомания охватила Москву. На месяц раньше постановка появилась в Станиславского и Немировича-Данченко. Редкая солидарность по срокам и названиям. А вот "Неаполь" Бурнонвиля всерьез озадачил конкурентов. По значимости – как наше "Лебединое озеро", но в России больше знают "Сильфиду". Между тем третий акт "Неаполя" - в программе концертов на приемах датской королевы.

На территории бывших Фабрик вершит историю современное искусство. Московский "Актовый зал" - самая горячая точка контемпорари-данс. Танцевальный перформанс объединил балетных аутсайдеров, пенсионерок и новаторов-хореографов. Смелые эксперименты подкрепляются грантами, самоокупаемостью и нереальным количеством фестивалей.
К современному танцу перестали относиться как к пасынку, хотя доля скепсиса осталась. В этом году "цеховики" впервые получили финансирование. И запустили шесть фестивалей. В работе - Международный проект "Интраданс". Главная интрига года – перформанс шведа Мартина Форсберга "Работа".

Хореограф Алла Сигалова - тоже за объединение. Поставила на музыку Леонида Десятникова "Бедную Лизу". Актриса Чулпан Хаматова и солист Большого Андрей Меркурьев старую как мир драму разыграли в пластике и танце. В конце года Чулпан сошла с дистанции – она готовится стать мамой. И Сигалова сама вышла на сцену.

Не только Сигалова, англичанин Мэтью Борн тоже искал вдохновение в литературе. На Чеховский фестиваль привез "Дориана Грея". Сенсацией фестиваля спектакль не стал, но разнообразил московскую театральную жизнь.

Внезапный уход Пины Бауш не отменил запланированных гастролей ее театра. Труппа в полном составе приехала на Чеховский фестиваль. "Семь смертных грехов" с неизменным аншлагом артисты танцевали в память о своем хореографе.

Сто лет назад "Русские сезоны" совершили большую революцию в балете. Их столетие с особым шиком праздновал весь мир. Парижская опера, сохранившая наследие русских художников, хореографов и композиторов, восстановила еще несколько балетов. У зрителей телеканала "Культура", благодаря прямой трансляции из Франции, была возможность присоединиться к публике в зале Пале Гарнье.

Все материалы об итогах года>>>