12.01.2010 | 12:40

Книга "Неизвестный Чайковский"

Основатель мемориального Дома-музея Петра Ильича Чайковского в Клину – родной брат композитора Модест Ильич - опасался, что музей будет жить, только пока живы люди, лично знавшие его хозяина. В декабре минувшего года Дом-музей Чайковского в Клину отметил 115-летие. Сегодня это не только один из самых посещаемых мемориальных музеев России, но и научный центр. В его архиве – 62 коллекции, в том числе – крупнейшее собрание личных документов Петра Ильича, многие из которых до сих пор не были опубликованы. Именно они вошли в уникальное издание, ставшее лучшим подарком к юбилею музея. Одной из первых с книгой "Неизвестный Чайковский" познакомились "Новости культуры".



Сокровища Музея в Клину хранятся за решетчатыми дверьми с секретными замками. Попасть сюда можно только после тщательного паспортного контроля и только в сопровождении хранителя. В этих стеллажах тысячи и тысячи документов. За каждым – штрихи к облику и образу жизни великого композитора.

Ада Айнбиндер, сотрудник Государственного Дома-музея П.И.Чайковского: "Чайковский с определенного времени писал завещания. Сохранилось последнее, по которому все наследственные дела были решены".

Недвижимости у Чайковского не было. Дом в Клину был выкуплен братом Модестом уже после смерти композитора, специально, чтобы создать в нем музей. Между наследниками Чайковский распределял в основном доходы от спектаклей. И личные вещи. В завещании есть любопытный момент. "Из моей движимой собственности карманные часы с черной эмалью и золотыми фигурками, ныне у меня похищенные, в случае если бы они были найдены и возвращены мне, завещаю племяннику Владимиру Львовичу Давыдову". Видимо, Чайковскому было известно, где находятся часы, а похититель прощен. И он просто узаконивал владение часами.

Множество документов напоминают о материальных затруднениях композитора. Это и долговые векселя, и телеграмма Победоносцева, в которой сообщается, что государем-императором выделена Чайковскому n-ная сумма.

Ада Айнбиндер, сотрудник Государственного Дома-музея П.И.Чайковского: "На обороте Чайковский делает расчеты, кому сколько должен. Видите, выходит 3600, а ему выделено 3 тысячи".

Царскими милостями Чайковский не был обделен. О чем свидетельствует и Указ о награждении Чайковского орденом Владимира IV степени с царской печатью. Чтобы не повредился сургуч, печать заклеена.

Две главы в книге "Неизвестный Чайковский" посвящены эпистолярному наследию композитора. В одну вошли ранее не публиковавшиеся письма, в другую - письма, которые в прежних изданиях были купированы. Вымарывались нелестные отзывы о Германии, когда был только что подписан пакт Молотова-Риббентропа, или крепкое словечко, что-то купировали по этическим соображениям.

Полина Вайдман, хранитель архива в Доме-музее Чайковского в Клину, научный редактор и составитель книги "Неизвестный Чайковский": "Есть письма – такие очень сокровенные диалоги или монологи о самом сокровенном. Эти письма дали целиком, чтобы показать, что происходило с человеком. Он вступал в эти разговоры только с определенными людьми".

Любознательный читатель узнает из книги много нового о великом композиторе, однако неизвестного о Чайковском остается еще больше.