14.01.2010 | 10:14

Набор слов. 14 января 2010 года

Звездное имя архитектора или буква российского закона – что определит способ реконструкции Музея изобразительных искусств? Экспроприация памяти – сколько российских музеев-усадеб превращены в "приусадебные хозяйства"? А также "Грозный" Петр Мамонов – о небесном, земном и кинематографическом. Страницы сегодняшних газет перелистали "Новости культуры".


***
Реконструкция Государственного музея изобразительных искусств им. Пушкина по проекту архитектора Нормана Фостера – решенный вопрос. Но на днях стало известно, что проект британца предполагает освоение подземного пространства под зданиями музея. И все бы ничего: только российским законодательством это запрещено, поскольку некоторые строения музея являются памятниками архитектуры. Получается, Фостеру придется менять проект? Или специально под него будет изменен закон? "Аргументы недели" разбираются в вопросе.

***
За последние десять лет в России утрачено более двух с половиной тысяч памятников истории и культуры. Практически все музеи-усадьбы подверглись нападению рейдеров, ополовинивших, а то и вовсе обрезавших их территорию по самые пороги. Особенно пострадали заповедные места Подмосковья, сплошь и рядом превратившиеся в коттеджные анклавы. На примере музея-усадьбы "Мураново" "Известия" иллюстрируют, как народное культурное достояние растворяется под натиском новых помещиков.

***
Об очередном фестивале сверхкороткого фильма, который проходит в Москве, пишет "Газета". Условия жанра жесткие: хронометраж не более минуты, структура классическая – сюжетная, с четким финалом. Первопроходцем формата стал новосибирский художник Дмитрий Булныгин. В двухтысячном году он собрал и показал корпус мини-фильмов, назвав это Фестивалем сверхкороткого фильма. За прошедшие 10 лет было показано более восьмисот работ. У нынешнего фестиваля впечатляющая статистика: 160 фильмов, 29 стран-участниц, 15 российских городов.

***
Интервью с Петром Мамоновым в "Российской газете" - это искрометный монолог, наполненный житейской мудростью, неоднозначными заявлениями и шокирующими рассуждениями. Избранные цитаты: "Боюсь я телевизор смотреть, не хочу впадать в осуждение", "Почему в деревне живу? Слаб я, удобопреклонен к греху", "Иван Грозный так хотел, чтобы его любили, что забывал любить Бога"... И далее, в том же духе. Очень интересно читать.