16.01.2010 | 22:23

Бесконфликтно не получится. Или о возвращении церкви отчужденного у нее имущества

Процесс возвращения церкви отчужденного у нее имущества не совершается механически, он сопровождается ворохом проблем и даже конфликтов. С одной стороны – это именно возвращение. Не только церковь торжествует, торжествует справедливость. С другой стороны, именно соображения справедливости – это главный аргумент нынешних владельцев объектов. Нельзя ведь утверждать, что все они паразитировали на имуществе, созданном верующими. Российское правительство пытается создать безупречную юридическую базу. Готовится новая редакция закона "О передаче религиозным организациям имущества религиозного назначения". В России около 12 тысяч подобных объектов. Ситуацию по некоторым из их числа, расположенным в столице, изучили "Новости культуры".



После национализации церковной собственности в 18-м году здания упраздненных монастырей заняли самые разные мирские учреждения. В Спасо-Андрониковом монастыре, например, располагались и лагерь для политзаключенных, и колония для беспризорников, и наркомат обороны. Многое эти собственники разрушили: некрополь и три из пяти храмов. Процесс разрушения был приостановлен в 60-м открытием Музея древнерусского искусства. Под его эгидой прошла научная реставрация одного из старейших храмов Москвы, Спасского собора. С 89-го года храм действует, но не является собственностью Русской православной церкви.
А вот все помещения Высоко-Петровского монастыря, по указу президента, признаны собственностью церкви в 94 году. Но до сих пор в братских кельях работает Государственный литературный музей. Соседи трижды судились, музей дело выиграл. Он будет здесь, пока территориальное управление Росимущества не подыщет для него подходящее помещение.

Марина Гомозкова, директор Государственного литературного музея: "У нас уникальная коллекция, более 700 единиц хранения, несмотря на это, нам предлагали такие варианты, как пятый этаж семиэтажного заводского здания, подвал без окон".

Ни на завод, ни в подвал Литературный музей пока не переехал, а потесниться пришлось, на пять залов. В ущерб экспозиции и условиям труда музейных работников. Поставлена временная перегородка, зал сокращен на треть, помещения для научных сотрудников.

Похожая ситуация в Заиконоспасском монастыре на Никольской улице. В прошлом братские кельи сегодня - аудитории факультета технотронных архивов и документов Историко–архивного института. Встречая в монастырском дворе директора, сотрудники службы охраны в камуфляже с казачьими лампасами, нервничают.

Александр Безбородов, директор Историко-архивного института Российского государственного гуманитарного университета: "Здесь нам предписан в течение шести – семи лет выезд отсюда, но если не будет найдено адекватное место, факультет здесь останется".

Арбитр в цивилизованном расселении Заиконоспасского монастыря и одного из уважаемых российских вузов все тот же, что и в деле о расселении Высоко-Петровского монастыря и Литературного музея, - Росимущество. Пока же квартирный вопрос вводит в искушение и церковных подвижников, и культурных.