18.01.2010 | 12:05

Музыкальные эксперименты Гиндина и Березовского

Необычный концерт состоялся накануне в столичном Доме музыки. Пианисты-виртуозы Александр Гиндин и Борис Березовский представили программу из произведений американских композиторов. Для ее исполнения использовались особые, "специально подготовленные" рояли. Было и еще одно обстоятельство, которое привлекло к этому концерту пристальное внимание публики. Подробности – в репортаже "Новостей культуры".



Этот концерт мог и не состояться. Перед самым Новым годом пианист Борис Березовский был задержан в столичном аэропорту "Шереметьево" за вывоз незадекларированной валюты. Музыкант обиделся и обещал в России больше не играть.

"Я сделал заявление в состоянии аффекта. Когда я выезжал из России, я совершенно забыл правила провоза валюты. У меня ее отобрали и, естественно, я в панике наговорил черт знает что", – признает Березовский.

Ситуация почти разрешилась. Честно заработанный гонорар обещают вернуть в ближайшее время. Да и подводить своего московского коллегу Александра Гиндина Борису не хотелось. Слишком долго готовились к этому концерту. На сцене – четыре рояля. Два из них вполне обычные, а два – особенные. Между струнами у них шурупы, ластики и прочие, казалось бы, не предназначенные для сцены предметы.

"Это эксперименты просто со звуковыми возможностями рояля. Это не имеет никакого отношения к пианизму, и, собственно, к музыке имеет мало отношения. Просто такие любопытные эксперименты в области звука", – замечает Борис Березовский.

Подобным экспериментам уже без малого полвека. Произведения композиторов Крамба, Кейджа, Копленда в свое время вызывали немало споров. Музыкальные элементы зачастую сочетаются еще с какими-то действиями исполнителей. Например, в сочинении Крамба "Дух времени" используется "волшебный" стакан.

"Программа действительно необычная. Я с гордостью говорю, что все произведения, которые сегодня играются, – это первое исполнение в России. Музыка действительно замечательная", – заверяет Александр Гиндин.

Одним из первых слушателей стал прославленный пианист Николай Петров, частый ансамблевый партнер Александра Гиндина. Николай Арнольдович признается – к Борису Березовскому не ревнует, да и произведения, выбранные для этого вечера, ему не близки.

"Я лично вряд ли когда-нибудь буду играть. Это для меня слишком сложно. Я эту современную музыку с трудом понимаю и с трудом воспринимаю", – признается Петров.

Эту музыку многие называют современной, скорее, в силу привычки. Произведения Гершвина и Копленда давно считаются классикой, а регтаймы Уильяма Болкома и вовсе навевают воспоминания о программах утренней зарядки, столь популярной в СССР.

Современной, скорее, остается музыка Кейджа. Композитор вдохновлялся идеями дзен-буддизма, согласно которым природа не имеет внутренней структуры или иерархии явлений. Он хотел, чтобы музыка погружала слушателя в самую суть жизни, которую он проживаем. При этом все происходящее Кейдж рассматривал как театр, но театр, равный жизни.