18.01.2010 | 13:12

Борис Раушенбах. От космоса – к древнерусской живописи

95 лет исполнилось со дня рождения академика Бориса Раушенбаха. Он начинал как столяр-сборщик на авиационном заводе, прошел через сталинские лагеря, а в итоге стал одним из основателей советской космической отрасли. Именно Раушенбах разработал систему управления космическими кораблями, которую используют по сей день. Рассказывают "Новости культуры".



Борис Раушенбах с детства знал, что он будет работать в авиации. В восемь лет в журнале он увидел фотографию, сделанную с самолета и понял, что должен летать. Еще будучи студентом, Раушенбах познакомился с Сергеем Королевым и через несколько лет уже работал под его крылом. Вплоть до ареста ученого. Во время войны в лагерь отправили и самого Раушенбаха. Там ему повезло чуть больше, чем другим. Ему позволили заниматься математическим расчетами.

"В результате в лагере я выучил математику, и я очень благодарен лагерю. Без него я был бы полным дураком. У меня жизнь веселая, есть что вспомнить", – признавался академик.

В 1948 году он официально перестал быть заключенным, устроился в Реактивный НИИ и через год защитил кандидатскую диссертацию. Он занимался теорией вибрационного горения и колебаниями в прямоточных двигателях. Впрочем, больше его привлекал космос. Благодаря разработкам Раушенбаха удалось сфотографировать обратную сторону Луны.

"Астрономы прошлого века говорили, что единственное, что они хотели увидеть, – обратную сторону Луны. Ни один человек никогда этого не увидит", – замечал он.

Вскоре жизнь снова столкнула его с Королевым. Знаменитый ученый поручил Раушенбаху создать систему ориентации и управления космическими аппаратами.

"Оно решающее. Без управления же нельзя летать, а никто, кроме нас, этим не занимался", – рассказывал академик Раушенбах.

В 1960 году он занимался подготовкой полета человека в космос. Борис Раушенбах читал летчикам курс по ракетной технике и динамике полета, рассказывал, как управлять кораблем. Он был последним, кто давал инструкции Гагарину перед стартом.

"Так как Борис Викторович был остроумным человеком и балагуром, они очень мило поболтали с Гагариным, и все было хорошо", – вспоминает Вера Раушенбах, вдова академика.

"Первый полет – мы же ничего не знали. Абсолютно ничего не знали, даже что там есть, в этом безвоздушном пространстве. Ничего не знали, и это было очень интересно", – говорил сам Борис Викторович.

После смерти Королева интересы Раушенбаха изменились. Он оставил космос, занимался только преподаванием на физтехе МГУ. Стал интересоваться искусством и даже читал студентам курс об иконописи. В 1975 году году вышла первая из его работ по искусству – "Пространственные построения в древнерусской живописи".

"Всякий художник искажает то, что видит. Разница между художниками – куда они смещают неизбежное искажение. А вот куда сместить – дело художника", – подчеркивал академик.

В последние годы жизни Борис Раушенбах всецело посвятил себя исследованию природы искусства. Известный ученый призывал смотреть на мир не с точки зрения теории материализма, которая не дает ответов. Гораздо более важным ориентиром он считал духовность.

Читайте также:
Борис Раушенбах: "С младых ногтей я увлекался всем, что летает"