19.01.2010 | 12:20

Папа Веня. МХАТовцы вспоминают Вениамина Радомысленского

Соратник Станиславского, корифей отечественного театра, а для нескольких поколений актеров и режиссеров – просто "папа Веня". 100 лет исполняется со дня рождения Вениамина Захаровича Радомысленского – ректора школы-студии МХАТ на протяжении более чем трех десятилетий. Сегодня его бывшие студенты с благодарностью и восхищением вспоминают особую атмосферу, которая царила тогда в ВУЗе. Рассказывают "Новости культуры".



Около тридцати лет назад в стенах школы-студии МХАТ кипела совсем другая жизнь. В коридоре – портрет Вениамина Радомысленского, ректором он был 36 лет. В его кабинете всегда висел этот снимок – вдвоем со Станиславским.

Профессро Евгений Радомысленский, сын Вениамина Радомысленского, рассказывает: "Станиславский, когда думал о будущем Художественного театра, считал, что главным режиссером должен стать Мейерхольд, главным режиссером-педагогом – Михаил Николаевич Кедров. А директором театра – Вениамин Захарович Радомысленский".Он стал директором последней студии Станиславского в 25. Уже тогда Радомысленский умел создать особый климат творческой мастерской, которым славилась и школа-студия.

"Уйти оттуда было невозможно, - вспоминает актер, профессор школы-студии МХАТ Авангард Леонтьев. – Я помню, нас выгоняли, мы не могли разойтись в 11 часов вечера, к 12, нас силком Софья Аароновна, вахтер, или тетя Поля, гнали оттуда".

Всю свою энергию Радомысленский направлял на поддержку своих воспитанников. Из учения Станиславского он вынес главное: нужно искать путь к личности художника.
"И вся система нашего преподавания, вся заразительность, вся образность, вся талантливость наших педагогов, должна быть целиком направлена на людей, на молодых воспитанников", - таким был творческий манифест.

Народная артистка России Алла Покровская говорит о школе-студии: "Творческая атмосфера была здесь уникальная. Не случайно в это время возник театр "Современник". И мы начали репетировали здесь, в стенах школы-студии, и он первый, кто поддерживал все начинания, которые исходили от молодого, другого поколения".

Каждый, чей путь пересекался с Вениамином Радомысленским, может рассказать свою историю о том, как ректор школы-студии ему в чем-то помог. Так было с Олегом Ефремовым, когда его не взяли во МХАТ. И с Владимиром Высоцким, когда несколько раз вставал вопрос об отчислении. Радомысленский всегда остро чувствовал талант и на многое закрывал глаза.

"Его звали "папа Веня",- вспоминает Алла Покровская. – Почему, потому что помогал всем ребятам, которые приезжали со всего советского союза и жили в общежитии. Довольно голодное было время, очень маленькие стипендии. Все было достаточно трудно, он безумно много помогал каждому из нас".

В стенах школы-студии часто происходило то, что запрещали на советской сцене. "Было запрещено, скажем, ставить "Бег" Булгакова, мы лично на курсе этот "Бег" ставили, - рассказывает Алла Покровская. – И никогда в жизни высокий такой авторитет, как Вениамин Захарович Радомысленский, не мог это запрещать, а наоборот, поощрял".

"Его авторитет обеспечивал такую замечательную защищенность школы-студии от всего того, что могло ее разрушить",- уверен Авангард Леонтьев.

Вениамин Захарович Радомысленский воспитал 3 поколения талантливейших актеров и режиссеров: Галина Волчек, Олег Ефремов, Татьяна Доронина, Олег Табаков. Талант каждого из них когда-то разглядел и поддержал Радомысленский, папа Веня, который создал уникальную атмосферу школы, сравнимую с пушкинским лицеем.