20.01.2010 | 11:53

Культуре нужен Федеральный закон

Проект Федерального закона о культуре обсуждали минувшим вечером депутаты Государственной Думы, представители Министерства культуры, культурологи, социологи, журналисты, руководители научных и образовательных учреждений. Редактируется и рецензируется множество страниц нехудожественного текста, ведется деликатная работа с явлением, для которого регламентация не самое главное свойство, однако без нее культура выживает с трудом. Здесь уместно обратить внимание на принцип культурной политики, которым руководствуются в Европейском сообществе: "Не воздействовать на культуру, но действовать для нее". Репортаж "Новостей культуры" из Российского института культурологии.



Концепцию нового закона о культуре представил заместитель директора фонда "Институт экономики и социальной политики" Сергей Сидоренко. Именно это негосударственное и некоммерческое учреждение выиграло конкурс, объявленный комитетом Госдумы по культуре. За основу был взят закон 1992 года, который для своего времени был достаточно прогрессивен, но позже подвергся многочисленным поправкам и уже не отражает реалий современной культуры. Кроме того, возникла необходимость определить само понятие культуры.

"Это совокупность ценностей, верований, традиций, которые находят отражение в литературе и искусстве, но которые не сводятся к литературе и искусству и не сводятся к ведомственной деятельности Министерства культуры", – говорит директор Российского института культурологии Кирилл Разлогов.

"Есть Бюджетный кодекс, Гражданский кодекс, есть другие законы, которые регулируют в том числе и культуру. Зачем специфическое законодательство? Но закон о культуре нужен обязательно, потому что сфера культуры имеет особую специфику, она работает с ценностями, которые образуют гигантский мощный актив нации", – подчеркивает директор Института искусствознания Дмитрий Трубочкин.

Когда не учитывается специфика учреждений культуры, возникают абсурдные ситуации. К примеру, закон о государственных тендерах и конкурсах. Если речь идет о закупке сахара – понятно, выигрывает тот, кто предлагает выгодную цену. Но как переложить этот принцип на выполнение госзаказа в сфере культуры – например, спектакля или выставки. Есть проблема и с определением статуса учреждений культуры.

"Ну, смешно! Крупнейшие наши музеи вывели из категории научного учреждения. Весь музей построен на науке, никакой институт не может стоять рядом. Это уже кретинизм тех, кто принимает законы", – сетует директор Государственного музея изобразительных искусств имени Пушкина Ирина Антонова.

"Конечно, мы поддерживаем наших музейных работников в том, что статус учреждений культуры должен стать более широким, глубоким. Те, кто понимает библиотеку или музей как какой-то домик, где что-то хранится, и какие-то странные люди сметают с этих предметов пыль, – это понимание далеко от понимания процессов культуры", – замечает председатель Комитета Государственной Думы по культуре Григорий Ивлиев.

В музеях и библиотеках работают, действительно, странные люди – за копеечную зарплату они сохраняют бесценные богатства, преодолевая самые разные сложности.

"Страшная перегруженность, невозможность своевременно дойти до вещи. Она портится или хранится в ненадлежащих условиях, потому что условия хранения, климатические и прочие, не обеспечены. Кем? Государством. Нет планов развития. В законе это должно найти отражение", – считает Ирина Антонова.

Отдельная статья проекта посвящена художественному образованию. Оно должно быть бесплатным и общедоступным. Однако нужно предусмотреть и те меры, которые позволят сохранить традиционно высокий уровень такого образования.

"До октябрьского переворота, при царе, учитель – это была престижная профессия. Учитель провинциальный мог не думать о том, что ему есть, что надеть и что передать ученикам. Вот, это, пожалуй, главное – школа, состояние педагогики российской театральной", – убежден художественный руководитель театра "Ленком" Марк Захаров.

Ждут появления нового закона и творческие союзы – ведь в него войдет положение об этих организациях. Музыканты, художники, писатели рассчитывают получить конкретную поддержку государства.

"Писатель настоящий, подлинный, не халтурщик, он пишет роман год, два, а то и пять. Но на какие деньги? Если он вынужден подрабатывать грузчиком, то это не дело. Каждый труд должен быть оплачен, а у нас писатель даже не внесен в реестр профессий", – отмечает член Совета по государственной культурной политике при председателе Совета Федерации Анна Большакова.

Пока в проекте закона не прописаны конкретные механизмы, обеспечивающие право каждой личности на творчество. Не гарантированы налоговые или иные льготы меценатам. Но главная цель разработчиков нового закона – изменить ход мысли государственных чинов. Поскольку многие из них по инерции считают, что культура должна служить социально-экономическому развитию, а не наоборот.

По мнению экспертов, проект федерального закона о культуре нуждается в серьезной доработке. В немалой степени его жизнеспособность будет зависеть от цифр, которые появятся на месте пробелов в разделе "Финансовое регулирование". Эти цифры и покажут, насколько реально исполнение тех обязательств, которые берет на себя государство по отношению к культуре.