22.01.2010 | 11:19

Есть ли будущее у языка православных богослужений

Споры вокруг использования церковно-славянского языка продолжаются уже много лет. Время от времени раздаются призывы проводить службы в православных храмах на русском, чтобы они были понятны всем верующим. Специалисты возражают: это приведет к потере огромного пласта духовной культуры.
В конце прошлого года при Институте русского языка Российской академии наук был создан Центр по изучению церковно-славянского языка. Здесь исследуют язык современного богослужения, который практически не описан. Подробности – в материале "Новостей культуры".



В Сретенской Семинарии – урок церковнославянского языка. Два года семинаристы тратят на то, чтобы овладеть языком, который на 80% совпадает с современным русским. Но есть слова либо вообще незнакомые, либо знакомые хорошо, да не в том смысле. Например, на занятиях можно услышать такой диалог:
- И, наконец, слово "масть"…
- Слово "масть" обозначает некоторые масла, которые употреблялись в пищу.
- Абсолютно верно!

"Церковнославянский намного более образен и интересен своими конструкциями и построениями", - уверен семинарист Ярослав Пантак.

"Нельзя говорить, что это – разные языки: русский и церковнославянский, но носитель один и основа – одна", - полагает семинарист Андрей Попов.

Те же семинаристы после занятий отправляются на практике применять знания, полученные ими в учебном классе. В храм. Церковнославянский – это язык богослужений.
Профессор Сретенской духовной семинарии Лариса Маршева уверена: "Нельзя воспринимать церковный язык как язык мертвый. Этот язык подвергается изменениям, так же, как подвергается изменениям русский язык".

До недавнего времени церковнославянский язык практически не изучали. Несмотря на то, что интерес к древним языкам был огромным. Филолог Александр Кравецкий вспоминает, как в 80-е он организовал курсы церковнославянского. Что забавно, под эгидой райкома комсомола. Слушатели тоже попадались самые разные.
"У нас была девушка, она была ткачихой, - вспоминает Александр Кравецкий. – И ей стал сниться сон про то, что показывают ей, как кто-то что-то бубнит. Она увидела объявление в газете и пришла к нам".
Постепенно увлеченных людей становилось все больше. И на исходе прошлого года был создан Центр по изучению церковнославянского языка. Главная его цель – составление словаря.
Александра Плетнева ,старший научный сотрудник Института русского языка им. В.В Виноградова РАН, поясняет: "Слова "паки", "благоутробие" - естественно, человек хочет посмотреть в словарь и понять, что они значат".

Пока же с книгами на церковнославянском могут работать только избранные. Александр Кравецкий рассказывает, что история этих книг – это история постоянных поправок, а значит, свидетельство жизни языка. На страницах – правки и зачеркивания. В следующем тираже эти слова изменялись.
"Исправленная книга выходила в тираж после неисправленной, - говорит Александр Кравецкий. – Чтобы не было, что на одном прилавке лежат два издания".

Сейчас тоже стали издаваться учебники по церковнославянскому. Их составители даже говорят, что изучение этого языка могло бы заменить вызвавшую дискуссии школьную программу "Основы православия". Правда, пока серьезно такое предложение не рассматривают. Зато продолжаются разговоры на тему: а не стоит ли вообще упразднить церковнославянский язык? И все службы, чтобы они стали понятными, перевести на русский.

"Нет ни догматических, ни канонических препятствий к служению на русском языке, - говорит священник Федор Людоговский кандидат филологических наук. – Другое дело: нужно ли это и что мы при этом теряем?"

Иеромонах Иов (Гумеров), кандидат философских наук, полагает, что в радикальных изменениях нет особой необходимости: "Если взять молитвослов – там как раз молитвы на славянском языке, – так там десятка полтора неизвестных слов, но можно потрудиться в течение часа, заглянуть в словарик и все станет ясно".

История наступления и замещения русским языком церковнославянского длится три века. Если раньше на церковнославянском издавалась вся святоотеческая литература, жития святых, то сейчас церковнославянский звучит только в храмах. Но вся его прелесть не только в том, что Пушкин считал этот язык высшей формой русского языка, а в том, что церковнославянский может оказаться интересным современным читателям – и не обязательно православным.

"Современная поэтика готовит людей к чтению литургических текстов, богатых аллюзиями, богатых гиперссылками", - уверен Александр Кравецкий.
В конце концов, чтобы читать литургические тексты всего-то и нужно выучить 20% новых слов, отличающих русский от церковнославянского.