23.01.2010 | 22:27

Путешествие Чехова на остров Сахалин

Россия вступила в юбилейный чеховский год – к торжествам которого присоединятся еще 36 стран. Запланированы театральные премьеры, конечно, Чеховский фестиваль, литературные конгрессы - ученые скрупулезно продолжают исследовать жизнь и творчество Чехова. Хотя, на первый взгляд, казалось бы, что можно еще добавить к биографии любимого писателя? Сегодня "Новости культуры"
открывают свой чеховский цикл, в котором постарается показать другого Чехова, не со страниц школьных хрестоматий… Первый материал - с далекого острова Сахалин. Корреспондент "Новостей культуры" прошла чеховским маршрутом и попыталась понять – что переломило Чехова-писателя, и кто привел в смятение Чехова-гражданина.



В этот край, где "кругом море, а посередине – горе", никто не уезжал добровольно. Даже колокол здесь – ссыльный. Как этот дар царя Алексея Михайловича Синозерской пустыни очутился на Сахалине - точно неизвестно. Предполагают, он был сослан сюда за призывы к бунтам.

С энергией колокола, бьющего набат, на каторжный остров рвется тридцатилетний лауреат самой престижной литературной Пушкинской премии Антон Чехов. Он не тратит ее на лечение от чахотки в Крыму, а решает проделать путь в четыре тысячи верст "по убийственным сибирским дорогам". 21 апреля 1890 года он выходит из дверей дома на Садово-Кудринской, садится на извозчика и отправляется на Ярославский вокзал. Он знает, впереди - людская боль, страдания и безысходность. Кстати, в этот свой самый обустроенный дом в Москве Чехов уже не вернется.

Он желает добыть материал для диссертации. У Чехова мечта – преподавать в Московском университете. А еще он признается в письме Суворину, что не чувствует удовлетворения от своей работы "благодаря ее мизерности". Чехов задает себе вопрос: "делом ли я занимаюсь или пустяками?"

Темур Мироманов, директор историко-литературного музея "А. П. Чехов и Сахалин" (г. Александровск-Сахалинский): "Он приехал сюда и отсюда начал перепись каторжного населения Сахалина. Именно про эту тюрьму Чехов писал: "Я видел все, кроме смертной казни, я видел наказание плетьми, и после этого мне несколько дней снились палач и отвратительная кобыла".

На открытом еще в XVII веке острове Сахалин царское правительство никак не могло организовать вольного заселения. Лишь бунты 1861 года, когда обманутые реформой крестьяне устраивали восстания, проблему решили. 12 тысяч человек было приговорено к каторжным работам. Часть из них отправили колонизировать Сахалин, богатый углем, газом, нефтью и рыбой. Но построить остров счастья голыми руками несчастных людей было невозможно.

Темур Мироманов, директор историко-литературного музея "А. П. Чехов и Сахалин" (г. Александровск-Сахалинский): "Тоннель мыса Жонкьер - старейшее инженерное сооружение на Сахалине, построено в 1883 году силами каторжников.Умельцев на каторге не было – и когда две группы шли навстречу друг другу – они не сошлись, и тоннель невозможно было соединить".

Осужденный за двойное убийство Карл Ландсберг – инженер, отлично знавший горное дело, спасает ситуацию: тоннель хоть и остается кривым, но соединяется. О нем как о достижении рапортует тюремное начальство, а Чехов рассказывает об этом как о ненужной, дорогостоящей затее.

И, несмотря на то, что сегодня в тоннеле мыса Жонкьер завывает ветер, он остается памятником истории и культуры, соединяющим чеховские времена с настоящими.

"Милость к падшим призывать" было основной задачей Чехова. Оттого в книге "Остров Сахалин" мы не найдем ни историю Соньки Золотой Ручки, ни даже ссыльного офицера Ландсберга, с которого будто списан образ Раскольникова. Краевед Григорий Смекалов считает, что Чехов просто не заметил на Сахалине ярких, выдающихся личностей.

Григорий Смекалов, краевед (г. Александровск-Сахалинский): "Это не герои его романа. У Чехова главные образы – это образы обывателя, мещанина, которых и тогда было достаточно много – больше половины России, и сейчас их еще больше".

"Я расстроил себе нервы", - пишет Чехов, а впечатления о царской каторге называет "целым адом". Записки "Остров Сахалин" взрывают российскую общественность. На остров шлют книги и вещи, туда едут образованные люди – учителя и врачи, агрономы и чиновники.

Вера Овчинникова, главный хранитель Городского литературно-художественного музея книги А.П.Чехова "Остров Сахалин": "У него в одном из писем звучит фраза: "У меня все просахалинено". И этим все сказано. И окружающие заметили, что уезжал молодой, красивый, увлекающийся 30-летний мужчина, а приехал мужчина, у которого выражение глаз изменилось".

После Сахалина он перестанет писать юмористические рассказы. Только "просахалиненый" Чехов сможет написать "Чайку" и "Дядю Ваню", "Трех сестер" и "Вишневый сад". А к самой книге "Остров Сахалин" отношение будет неоднозначное.

Вера Овчинникова, главный хранитель Городского литературно-художественного музея книги А.П.Чехова "Остров Сахалин": "Был период, когда она была востребована большевиками в целях пропаганды. Пришли мы, большевики, несем вам светлое будущее – прочитайте, как выглядела царская каторга".

В конце 20-х книга была запрещена: дабы читатель не начинал искать аналогий прошлого с сегодняшним днем. И вообще в советский период чеховские очерки о Сахалине были забыты. Хотя именно с них начнется столь важная для русской литературы "островная тема". А образ Чехова на Сахалине обрастет любовью каторжан и их потомков и будет похож на ссыльный царский колокол, который сегодня окружают корабельные рынды.

Все материалы темы>>>