25.01.2010 | 13:11

Чехов и Сахалин

"Новое прочтение" – таков неофициальный девиз юбилейного чеховского года. Продолжается цикл репортажей, сделанных под знаком "нехрестоматийного прочтения" Чехова. В день возвращения с Сахалина он записал: "Как дурно понимаем мы патриотизм". Истинная забота о национальном достоянии по Чехову – "труд и знание". Каким знают писателя сегодняшние обитатели Сахалина, и кто трудится над увековечением памяти о "живом Чехове"? Материал "Новостей культуры".



Три горы, две речки и два мыса, драмтеатр и улица названы именем Чехова в Южно-Сахалинске. На одном небольшом острове сразу два музея, связанных с его именем.

Даже если бы Чехов за всю жизнь не написал ничего, кроме очерков о Сахалине, он остался бы в истории как крупный исследователь и общественный деятель. Так считали некоторые его современники. Именно такой Чехов в XXI веке становится символом острова Сахалин.

Над созданием брэнда "Чехов" работает немногочисленная островная интеллигенция. В этой среде Мироманов – самая известная фамилия. Темур Георгиевич – представитель третьего поколения Миромановых, посвятивших себя Чехову. Его дед изучал вклад писателя в историю края и превратил музей каторги в экспозицию "Чехов и Сахалин".

"Союз театральных деятелей на открытие музея в 1968 году подарил точную копию плаща Чехова, в котором он был на Сахалине. Но у него было одно маленькое "но": он был новый, не мятый. И дед попросил, чтобы я походил в этом плаще, чтобы немного его обжить, обмять", – рассказывает директор музея "Чехов и Сахалин" Темур Мироманов.

Пока Темур учился "Чехова любить", его отец Георгий Мироманов был одержим идеей умножить присутствие классика на острове и открыть в его столице музей книги "Остров Сахалин". Кстати, этот крупный город назывался селением Владимировка – там проживало девяносто каторжан.

"Он создавался на общественных началах. Накопилась большая сумма, что позволило известному краеведу Мироманову совершить путешествие по стране, собирать предметы, принадлежащие семье Чехова", – говорит директор литературно-художественного музея книги А. П. Чехова "Остров Сахалин" Анна Жук.

Успешный дизайнер Анна Жук в музее работает недавно. Перед ней сразу открылось много проблем. Нет квалифицированных кадров – музейщиков на острове не готовят. А небольшой дом с мезонином оказался маловат – фонд уже разросся до тринадцати тысяч предметов. Экспонаты, которые островитяне приобретают за баснословные суммы, просто негде хранить.

"Это главная книга музея – первое издание "Острова Сахалин". Эту книгу покупали через интернет-аукцион в Германии", – замечает главный хранитель литературно-художественного музея книги А. П. Чехова "Остров Сахалин" Вера Овчинникова.

Сюда привозят издания "Острова Сахалин" на разных языках. С помощью одной из книг японцы учат русский, но самые увлеченные читают Чехова в подлиннике.

"Я прочел всю книгу Чехова "Остров Сахалин" на русском. Я читал ее полгода, я искал слова из словаря, а потом поехал на Сахалин. Позже многие удивлялись: как это вы решились, это ведь конец мира?" – вспоминает экс-бургомистр города Баенвейлер (Германия) Рудольф Бауэр.

Мироманов-отец не остановился на создании музея книги. По его инициативе частица "просахалиненного" Чехова появилась в немецком Баденвейлере, где умер писатель. Памятник Чехову лепил сахалинский скульптор Владимир Чеботарев.

"Почему Антона Павловича изображают в пенсне и таким стареньким? Я почитал о нем: это был красивый молодой человек – метр девяносто ростом, который прыгал с борта парохода в океан. Вот, таким он был на Сахалине", – поясняет мастер.

Перед Миромановым-третьим стоит задача не из легких: поддерживать начинания предков и развивать дело. В Александровске сегодня ничто не напоминает о каторге. Лишь иногда мальчишки притаскивают с сопок куски кандальных цепей или ржавые инструменты каторжников. И только дом Ландсберга, в котором открыта экспозиция музея, – подлинный.

"Появилась идея создать на базе музея комплекс "Чехов и Сахалин", который состоял бы из двух частей: историческо-мемориальная – дом Ландсберга, его лавка. А в будущем появится склад и в типологической части – административное здание и станок, или кордон", – говорит Темур Мироманов.

"Нигде старое так скоро не забывается, как на Сахалине, – писал Чехов. – То, что было 20-25 лет назад считается глубокой стариной". По тем десяти тысячам карточек, которые составил Чехов, потомки каторжников и сегодня находят свои корни.

В рукописном отделе Российской государственной библиотеки залезают в чеховские мысли. Казалось бы, "Остров Сахалин" уже много раз переиздан – и вдруг через 115 лет после первой публикации начинают раскрывать его черновики.

"Рукопись похожа на настоящий лабиринт, в котором очень трудно разобраться даже опытному текстологу", – заверяет сотрудник отдела рукописей Российской государственной библиотеки Евгения Вишневская.

О том, что не попало в печать, еще предстоит узнать нашим современникам. Самым загадочным остается вопрос: почему именно "Остров Сахалин" дошел до нас в первичном варианте? Ведь Чехов уничтожал все черновики. Может, в них он оставил послание потомкам?

Все материалы по теме>>>