27.01.2010 | 12:32

Выставка "Эволюция и превращения"

Знаменитому советскому скульптору Иулиану Рукавишникову принадлежит такая фраза: "Я создаю скульптуры, и не важно, кто является объектом – человек или насекомое". Фраза, которая вызывает недоумение, даже возмущение, если не понимать, что за ней стоит. Поразмыслить над сказанным позволит выставка под названием "Эволюция и превращения", которая открылась 26 января в Третьяковской галерее. Эволюцию претерпела и сама знаменитая династия королей металлургии Рукавишниковых. После революции и национализации все, что у них осталось – это карандаш и резец. Рассказывают "Новости культуры" .



В 70-х это шокировало. Никто не мог понять, что случилось со скульптором Иулианом Рукавишниковым. Классик советской монументальной скульптуры вдруг отказался делать бюсты вождей и стал лепить насекомых. Плотоядное политбюро – паук-хищник, удав, убивающий жертву, впиваясь в нее зубами, и богомол – насекомое, самки которого пожирают самцов по окончании брачного периода. Намек на внутриполитическую борьбу Рукавишникову тогда спустили с рук.

Филипп Рукавишников, скульптор, внук И.Рукавишникова: "Его просто интересовала возможность куда-то катнуть на том "родстере", который у него стоял в гараже, чтобы он не застаивался – как сказал один знаменитый автор. Мне кажется, для художника это определяющая вещь – просто каждый ищет то, что ему ближе".

В советское время трудно было найти страну, где перед посольством СССР не стоял бы бронзовый Ленин в исполнении Рукавишникова. Казалось бы, зачем знаменитому скульптору понадобились рачки, которые и живут-то всего – не больше месяца. Но для Рукавишникова бюст дафнии был не менее важной работой, чем бюст Брежнева у Кремлевской стены. Ведь дафния – классический образ маленького человека, точнее, маленького ракообразного.

Людмила Мартц, куратор выставки: "Мы живем в представлении – вот есть животные, есть животные побольше, есть вершина – человек. От всего этого он ушел. Потому что это не так. Он создал свой микрокосмос или космос вообще".

В обычной жизни модели Рукавишникова без микроскопа и не увидишь. Но для самого скульптора размер модели никогда не имел значения. Даже обыкновенную блоху он создавал по всем канонам классической античной скульптуры.